06.06.2016 – 12:39 | Один комментарий

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Публицистика

Противовоздушная оборона Москвы в годы Великой Отечественной войны

Добавлено: 10.11.2013 – 12:512 комментария

Этот подвиг К.Н. Титенкова, отважного советского летчика, не случайно к 50-летию Победы был отражен на памятной стеле, установленной в Москве на площади в Крылатском.

Однако другие группы, прикрываясь плотным огнем бортового оружия, продолжали полет к городу. В ожидаемую зону огня зенитной артиллерии они входили небольшими группами с разных направлений, эшелонированно по высотам. При этом плотность налета оставалась высокой. Исходя из этого, генерал Журавлев принял решение и отдал приказ на ведение заградительного огня.

В этом случае стрельба велась в ту часть пространства, где ожидалось появление самолетов с тем, чтобы на пути движения бомбардировщиков была создана сплошная огневая завеса. Такой режим огня не является прицельным и приводит к большому расходу снарядов, однако он позволяет сорвать выполнение боевой задачи авиацией противника. Расчет делался на то, что далеко не каждый экипаж вражеского бомбардировщика решится следовать по боевому курсу, если видит на своем пути сплошную зону разрывов снарядов. Заградительный огонь производил ошеломляющее воздействие на экипажи вражеских самолетов, подавлял их морально, заставляя уходить с боевого курса, бесприцельно освобождаться от бомбового груза и отказываться от выполнения боевой задачи. Лишь одиночные самолеты прорывались через сплошную огневую зону, главным образом, на флангах зенитно-артиллерийских полков, однако и их встретили сюрпризы, которых они не ожидали. Один из командиров вражеских воздушных кораблей фельдфебель Л. Хавигхорст так вспоминает первый налет:

«...Горящий Смоленск являлся хорошим навигационным ориентиром. Четким белым штрихом просматривалась дорога Смоленск — Москва. Скоро мы увидели 10 — 20 прожекторов, создававших световое поле. Попытки обойти его не удались: прожекторов оказалось много и слева, и справа. Я приказал увеличить высоту полета до 4500 м и экипажу надеть кислородные маски... Когда наш самолет вплотную подлетал к Москве и мы собирались освободиться от бомбового груза, раздался взволнованный голос радиста:

— Внимание, аэростаты!

— Ты обалдел, — послышалось в ответ, — мы же летим на высоте 4500!

Экипаж хорошо знал, что англичане не поднимали аэростаты выше 2000 метров, а здесь высота была, по крайней мере, удвоена... Я приказал сбросить бомбы и... мы повернули обратно».

Первый налет на Москву продолжался пять часов, и все это время ночное небо пересекали пулеметные трассы атакующих истребителей, наземных зенитно-пулеметных установок и зенитно-артиллерийских батарей малого калибра. А внешний контур города был высвечен лучами прожекторов и сполохами — вспышками от разрывов зенитных снарядов батарей среднего калибра.

Налет был успешно отражен. К Москве прорвались лишь несколько самолетов, которые успели сбросить бомбы на город. В результате налета пострадали 792 человека (130 убиты, 241 тяжело ранены), разрушено 37 зданий, возникло 1166 очагов пожара, повреждено 2 водовода, отдельные участки газовой и электросети, разбито до 100 км пристанционных железнодорожных путей и 19 вагонов с грузом. Несколько бомб упало на территорию Кремля, но они не нанесли существенных повреждений. Пострадали в первом налете, в основном, Ленинградский и Краснопресненский районы столицы. Потери авиации люфтваффе составили 22 самолета (12 на счету летчиков-истребителей и 10 на счету зенитчиков).

Истребители 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО в первом налете врага произвели 173 самолетовылета, провели 25 воздушных боев (все — в ночных условиях) и уничтожили 12 бомбардировщиков противника.

Действия зенитчиков-артиллеристов при отражении налетов воздушного противника

Москва 1941 год, отражение немецкого воздушного налёта

Налет немецкой авиации на Москву 26 июля 1941 года. Зенитчики бьют по немецким самолетам, сбрасывающим осветительные ракеты (семь ярких следов в небе) на парашютах для подсветки местности и ориентирования бомбардировщиков.

Все фотографии этого налета в каталоге: часть 1, часть 2, часть 3. Боевыми действиями зенитчиков-артиллеристов и пулеметчиков руководил начальник артиллерии 1-го корпуса ПВО полковник Л.Г. Лавринович. Командиры участвовавших в отражении налета 176-го, 193-го, 257-го, 745-го зенитно-артиллерийских полков майоры А.Е. Кравцов, М.Г. Кикнадзе, Е.А. Райнин, П.А. Афанасьев немедленно реагировали на указания Л.Г. Лавриновича, проявляли требуемую боевую инициативу и уверенно управляли боевыми действиями подчиненных им батарей.

Высокое огневое мастерство показал личный состав батарей, которыми командовали старший лейтенант И.В. Клец, лейтенанты А.Е. Турукало, С.Ф. Осауляк, Н.Ф. Терещенко, расчет отделения ПУАЗО-3, которым командовал младший сержант Д.М. Шапиро и красноармейцы этого расчета В. Ефремов, Н. Королев, Р. Нейштадт и другие.

Воздушный противник в первую очередь стремился блокировать аэродромы истребительной авиации, подавить огневые позиции зенитной артиллерии и другие средства ПВО. Во время этого боя весь личный состав частей и подразделений ПВО испытывал сильнейшее психологическое и физическое напряжение, действовал под грохот разрывов и свист падающих бомб. Немцы, кроме авиабомб, сбрасывали с самолетов пустые продырявленные металлические бочки, которые при падении с высоты издавали душераздирающий свист и вой. Это делалось с целью психологического воздействия на войска и население. Покажем напряженную динамику боя на примере боевой работы зенитной артиллерийской батареи среднего калибра.

Часто бои по отражению налетов были настолько ожесточенными, что и в пригородной зоне, и в самой Москве стоял оглушительный грохот от стрельбы зенитной артиллерии, который порой сливался в сплошной рев. Стволы орудий раскалялись, с них слетала даже огнеупорная краска. Особенно высокую физическую нагрузку испытывали заряжающие зенитных орудийных расчетов, поэтому их всегда отбирали из наиболее физически сильных и выносливых бойцов. Заряжающий должен поднять снаряд из устройства, которое называется «механический установщик взрывателей» (МУВ), где по сигналам прибора управления устанавливается временная задержка дистанционного взрывателя. Снаряд калибра 85 мм весит около 15 кг. Заряжающий поднимает боеприпас и с силой досылает его рукой в казенную часть ствола, а после закрытия затвора по команде производит выстрел. После окончания отката ствола и выброса стреляной гильзы он снова принимает унитарный патрон и повторяет вышеописанные операции.

И все это десятки раз, без малейшей передышки — чтобы обеспечить максимальный темп стрельбы зенитной батареи, особенно при ведении заградительного огня.

Это только один пример. Все зенитчики сознавали свою высочайшую ответственность перед народом, перед москвичами. Все воины московской зоны ПВО понимали, что если пропустишь самолет к Москве, значит полторы-две тонны бомбового груза вражеского самолета упадет на город, а это гибель и страдания людей, это огромные разрушения и материальный ущерб.

Мужество и отвагу проявили «нестреляющие» расчеты 1-го прожекторного полка майора И.В. Волкова. Расчет ефрейтора Н.В. Петикова не выпускал из светового луча бомбардировщик противника, обеспечивая тем самым его обстрел зенитчиками, хотя в это время второй фашистский самолет буквально забрасывал позицию прожектористов зажигательными бомбами.

Один из освещенных бомбардировщиков направился по лучу на прожекторную станцию сержанта Э.И. Левина, расположенную на крыше здания, обстреливая ее из крупнокалиберного пулемета, однако прожектористы не погасили и не отвели в сторону луч, продолжали ослеплять экипаж самолета. Потеряв ориентировку, самолет врезался в землю недалеко от станции. В этих подвигах — большая заслуга начальника прожекторных войск полковника Б.В. Сарбунова, умело и четко управлявшего боевыми действиями.

Ведя заградительный огонь, зенитно-артиллерийские полки израсходовали 29 тыс. снарядов, а пулеметчики — 130 тыс. патронов. От их огневого воздействия противник потерял 10 самолетов.

В конечном итоге совместными действиями авиации и зенитчиков в ночь на 22 июля 1941 года на подступах к Москве было уничтожено 22 вражеских бомбардировщика. Генерал Д.А. Журавлев доложил И.В. Сталину, что, по предварительным данным, к городу прорвались лишь несколько самолетов. Возникло несколько очагов пожара, часть из них — сильные. Имеются разрушения зданий, некоторых предприятий и других объектов.

2 комментария »

  • Ольга:

    В списках потерь за 1941 год(сентябрь) увидела приговоры-"осуждён".Где можно найти подробности за что тогда осуждали, отправляли на 10 лет в ИТЛ?..

    Дядя был добровольцем, политруком, есть справка, что погиб призащите Москвы.А в архиве написано-"осуждён".

    Куда обращаться, где искать материалы дальше?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.