06.06.2016 – 12:39 | Один комментарий

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Документы

В ходе Маньчжурской операции Красная Армия освободила из японского плена две тысячи солдат и офицеров союзных войск

Добавлено: 13.11.2012 – 11:58Один комментарий

В истории Маньчжурской операции, которую в конце второй мировой войны провели советские войска против Квантунской армии империалистической Японии, до сих пор остаются малоизвестные, а то и совсем неизвестные страницы. Одна из них – спасение из японского плена солдат и офицеров американской, английской и голландской и других союзных армий.

Рассказывает сотрудник Института военной истории Министерства обороны России кандидат наук полковник Виктор Гаврилов:

О том, что в застенках японских концентрационных лагерей на территории Китая содержатся солдаты, офицеры и даже генералы наших союзников по антигитлеровской и антияпонской коалиции, попавшие в плен в ходе боев за Филиппины и Сингапур, советское руководство Маньчжурской операцией узнало из рассказов китайских патриотов. Но где именно и сколько содержится таких военнопленных, стало известно уже в ходе боевых действий в августе сорок пятого. В те дни, когда наши войска продвигались к городам Чанчунь и Мукден (Шэньян), разведка донесла, что лагерь, о котором было известно только командованию операции, расположен под Мукденом, а размещенным там военнопленным угрожает смертельная опасность. Отступая, японцы могли уничтожить всех своих пленников, как это они делали в других местах. Нужно было срочно спасать союзников.

Бросок стрелковых батальонов был стремительным. И действительно, в концлагере под Мукденом наши солдаты обнаружили военнопленных из США, Великобритании и Голландии. А точнее — 28 генералов (15 американцев, 5 англичан, 8 голландцев), 500 офицеров (272 американца, 173 англичанина и 55 голландцев) и 1171 солдата (1044 американцев, 115 англичан и 12 голландцев). Все они были немедленно освобождены, им выдали трофейное оружие. Но, правда, не для того, чтобы они приняли участие в боевых действиях в рядах Красной Армии, от изможденных голодом и издевательствами охраны трудно было ожидать полноценных воинов, а, в первую очередь, чтобы они смогли себя сами защитить. В городе и его окрестностях еще болталось немало японских солдат, да и просто вооруженных бандитов.

Конечно же, руководству лагеря, избранного из бывших пленников, было выделено для освобожденных воинов много самых необходимых продуктов, предоставлен автотранспорт, чтобы они могли добраться до своих войск, если те находились неподалеку, или для доставки воды и тех же продуктов питания.

После освобождения лагеря в Мукдене выяснилось, что бывший командующий американскими войсками на Филиппинах генерал-лейтенант Уайнрайт, попавший в плен к японцам, содержится отдельно от своих подчиненных на охраняемой вилле в 17 км от Мукдена, и за ним тут же была послана рота советских солдат...

Но концлагерь в Мукдене был не единственным, который освободила Красная Армия. В начале сентября сорок пятого частями 88-го стрелкового корпуса 25-й армии, действующей в Корее, был освобожден так же и другой японский концлагерь, где находилось 352 военнопленных союзных армий – 292 англичанина, 46 австралийцев, 6 бразильцев, 4 американца и 4 шотландца. Эти цифры назвал в своем донесении начальник штаба 1-го Дальневосточного фронта.

Безусловно, союзники были немедленно извещены об освобождении их солдат и офицеров. Уже 20 августа генерал Ведемейер (командующий американскими силами в Китае) обратился к советскому командованию с просьбой разрешить направить в Мукден самолет для эвакуации военнопленных и, в первую очередь, генерала Уайнрайта. Москва дала добро на оказание максимального содействия решению этой задачи.

24 августа посол США в СССР Гарриман обратился к наркому иностранных дел СССР Вячеславу Молотову с просьбой о содействии в «ускорении возвращения этих людей под американский контроль», а уже 29 августа генерал Уайнрайт и несколько других бывших военнопленных американских офицеров прибыли в Чунцин – ставку Чан Кайши.

Правда, не обошлось и без осложнений. Американское командование без предварительного согласования с советской стороной начало направлять в Мукден один за другим свои самолеты для организации переброски военнопленных и для сброса им различных грузов — сигарет, галет, шоколада, одежды, обуви и прочего. Сначала советское командование задерживало эти экипажи «до выяснения обстоятельств». Потом штаб Забайкальского фронта отдал указание о содействии американской авиации в доставке грузов для военнопленных.

Но 30 августа американский самолет Б-29 без предварительного оповещения и опознавательных знаков появился в районе аэродрома Канко (Корея) и сбросил груз в сопках. А, по данным советского командования, в этом районе перед капитуляцией было распущено несколько диверсионных групп японцев-смертников с задачей продолжать боевые действия. И было непонятно, на кого «работал» Б-29 – на союзников или камикадзе. На перехват самолета были подняты истребители, которые были вынуждены открыть огонь, чтобы принудить его к посадке.

Командир Б-29 на допросе пояснил, что «все сигналы он видел и понял их, но не сел добровольно, так как считал, что малым количеством истребителей его не собьют, а площадка для посадки показалась ему слишком маленькой…». Такие «детские» оправдания, конечно же, не могли удовлетворить советскую сторону. Пришлось разбираться с американским пилотом на более высоком командирском уровне.

А 4 сентября штаб Забайкальского фронта удовлетворил просьбу начальника лагеря военнопленных в Мукдене генерала Паркера (бывшего командира американского 11-го корпуса) разрешить посадку американских самолетов на аэродроме Далянь, а также разрешить заход в порт Далянь американскому пароходу для эвакуации военнопленных из Мукдена. В то же время штабом фронта было получено указание начальника Генерального штаба Вооруженных сил СССР генерала армии Антонова об организации отправки военнопленных в Далянь по железной дороге, а не самолетами. Делалось это, по-видимому, для того, чтобы исключить подобное «самовольство», какое продемонстрировал пилот Б-29, да и по железной дороге эта эвакуация была более безопасной.

Однако, штаб американских войск под руководством генерала Макартура решил настоять на своем и «продемонстрировать русским свою силу». Хотя, видимо, цель была и в том, чтобы «наказать красных» за то, что они раньше американцев овладели портом Далянь и Порт-Артуром. Хотя эти порты заранее были закреплены за нашими войсками при «нарезке» зон влияния. И 2 сентября на рейд Даляня прибыли два американских крейсера, а 4 сентября к Порт-Артуру подошли еще четыре авианосца и шесть эсминцев, в воздухе над Порт-Артуром и Далянем появилось около 300 самолетов с опознавательными знаками США. Как съязвил затем командир одного из миноносцев капитан Вудс, это был «поход солидарности», а полет самолетов с авианосцев явился «салютом в честь Красной Армии». Ситуация сложилась непростая, вспоминали потом участники тех событий. Шла «игра нервов».

Но 5 сентября после взаимного обмена «приветствиями» с советским командованием американская эскадра вынуждена была сняться с якорей и уйти в море. Правда, 8 сентября в Далянь опять прибыли два эсминца, но они уже прикрывали госпитальное судно, на которое начали грузить бывших военнопленных. И опять, как докладывал своему руководству начальник штаба Тихоокеанского флота вице-адмирал Фролов, «американцы вели себя нахально, пытались всюду присутствовать, везде пролезть».

20 сентября начальник штаба Главного командования советскими войсками на Дальнем Востоке генерал-полковник Иванов сообщил, что репатриация союзных военнопленных, освобожденных Красной Армией из японского плена на территории Маньчжурии и Кореи, закончена. Из Мукденского лагеря было репатриировано 1651 человек, а из лагеря в Канко (Корея) – 352 человека. Так завершилась история с освобождением военнопленных союзников.

Мы публикуем неполные списки солдат и офицеров, освобожденных из японского плена советскими воинами в Маньчжурии. Надеемся, кто-то из них дожил до нынешних дней, он или близкие родственники тех военнослужащих, кто побывал тогда в плену, помнят по рассказам своих родных и близких о тех памятных днях. Мы были бы очень признательны, если кто-то откликнулся на эту публикацию, прислал нам свои воспоминания. Может быть, случится чудо, и освободители и освобожденные смогут вновь встретиться через шестьдесят лет после второй мировой войны.

НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО СОВЕТСКИМИ ВОЙСКАМИ на ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Копия: НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ.

ДОКЛАДЫВАЮ

В начале сентября месяца 1945 года частями 88 стрелкового корпуса 25 армии, действующими в Корее, были освобождены из японских лагерей военнопленных – 352 человека бывших военнослужащих Британских и Австрийских подданных, из которых: шотландцев – 4, американцев – 4, бразильцев – 6, австрийцев – 46, англичан – 292 человека.

Список военнопленных, освобождённых из лагерей при сем прилагается.

Подлинные списки на русском и английском языках хранятся в штабе 25 армии и штабе I Дальневосточного фронта.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА I Дальневосточного фронта
Генерал-лейтенант КРУТИКОВ

НАЧ.ОПЕР.УПРАВЛЕНИЯ I Дальневосточного фронта Генерал-майор СЕМЕНОВ (подпись).

Один комментарий »

  • Rodney Jenkins:

    I am delighted to have found this website as I have been trying for some time to find out information about the Russian Army liberation of the POW Camp in Mukden Manchuria to which my father was transferred from Nagasaki Japan in April 1945.

    I have in my possession the original handwritten letters of my father describing in full detail the liberation of the camp which covers the B29 Flights & dropping of supplies mentioned and the arrival of the Russian army on the evening of August 19 1945.

    My father's description of the relief of the camp and the ceremony of submission of the Japanese guards in front of every single prisoner is remarkable and as he says in his description at the time recorded in writing less than 48 hours after the event is something he feels that only the Russian s could have done.

    He identifies a particular Russian Army Captain in particular and I would very much like to track down who those Russian Officers and other ranks who first entered the camp were and where they families might now be so that we may make contact to let them know just how significant there actions and performances were and to thank them in person.

    We also have a DVD of my father recording his war experiences and liberation made by my wife in 1995 on 50th Anniversary of the end of hostilities on the Western front — again something that we would like to share with the families of those who liberated Mukden and also with the Russian Far Eastern Command.

    To this end perhaps it would be possible for us to make contact with the current Commander of the Far Eastern Front and also with Colonel Viktor Gavrilov (retired) who appears to be the key keeper of this theatre's wartime history.

    My father — Lieutenant William Gerald Jenkins — was originally sunk in the Battle of Java Sea in February 1942on board either The Java or the De Reuyter and picked up after 25 hours by a Japanese Destroyer, transferred to Makassar in the Celebes Islands before transfer after 6 months to Japan.

    It will also be helpful perhaps for you to be aware that my wife Vera is from Kemerovo in Siberia and that we spend a lot of time in Russia so communication will present no problems.

    As ypou will appreciate there is much more to tell — but I hope the above will stimulate your interest enough to make contact with us. For your information we live in London and were in St Petersburg for 2 weeks earlier this month where we show some of the materials mentioned to the Director of the Artillery Museum who expressed a very great interest in them.

    Our contact details are as follows:

    Rodney Jenkins:

    email: atiatx@gmail.com

    Vera Jenkins:

    email: verajenkins@yandex.ru

    I will be happy to provide full contact address and phone details at a later date — but in the first instance we would appreciate hearing from you to acknowledge receipt of the above and whether you would like to know more. Pleas do feel free to respond in russian if that is easier for you.

    For you further information Vera & I will be visiting Crimea from 16-29 June so may not be able to respond or acknowledge any contact during this period.

    With very best wishes and in anticipation and excitement

    Sincerely — Rodney Jenkins

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.