06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Память

История и действующие лица группы «Голос»

Добавлено: 25.02.2012 – 13:05Комментариев нет

4 февраля командир группы Евгений Березняк, завершая свой отчет, писал:«…В тылу врага резидентура находилась и работала с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года. 23 января резидентура в полном составе вышла из вражеского тыла… Считаю, что, несмотря на исключительные трудности и сложные условия нашей работы, группа поставленные перед ней задачи выполнила. В связи с этим прошу представить к правительственным наградам радиста Вологодскую Е.Я, разведчика Шаповалова А.Т. и радиста Жукову А.Ф.»

Березняк подготовил еще один документ, который назвал «Объяснительная записка». В этом документе он впервые сообщил о том, что несколько дней находился в руках военной контрразведки противника, а затем смог совершить побег.

Признание Березняка повергло в шок офицеров разведывательного отдела, его начальника и незамедлительно стало известно представителю военной контрразведки «Смерш».

Радистка Елизавета Вологодская тоже написала свой отчет о работе в тылу противника и обстоятельствах побега из органов контрразведки противника. Она также оказалась под пристальным наблюдением сотрудников «Смерш».

8 марта исполнявший дела начальника агентурного отделения Разведывательного отдела штаба фронта майор Харлампиди подготовил заключение по отчету резидента Е.С. Березняка. В конце этого вполне объективного и трезвого документа майор писал: «Информация, поступавшая от резидентуры, носила двойственный характер. Наряду с точнейшими сведениями о частях и соединениях противника, как, например, сведения о дислокации дивизий перед фронтом 1-го Украинского фронта, полученным от «Правдивого», вызывало удивление то, что эти сведения повторяли то, что было известно РО штаба фронта благодаря усилиям многих разведчиков и агентов, а также данным, которые разведка получала от захваченных в плен немецких солдат и офицеров...»

Обстоятельства побега Березняка и Вологодской из контрразведки противника были поставлены под сомнение. Подозрение вызвали и условия вербовки Курта Гартмана.

Поверить в благополучное завершение операции «Голос» в штабе фронта никто не мог. Нужны были серьезные доказательства для подтверждения и понимания всего того, что произошло с Березняком и Вологодской. Таких доказательств, кроме исключительно успешной работы, не было.

В конце концов майор Харлампиди, который занимался изучением дел разведгруппы «Голос», сделал следующий вывод: «Агенты «Гроза» и «Груша» сомнений не вызывают…»

Асю Жукову оставили в резерве Разведывательного отдела фронта, Алексея Шаповалова направили для дальнейшего прохождения службы в запасной полк.

Судьба Березняка и Вологодской тоже была решена «ускоренными темпами». Харлампиди в заключение по отчету Березняка писал: «…Скорее всего, можно предположить, что «Правдивый» (Гартман) – опытный контрразведчик, поставивший целью глубоко проникнуть в органы советской военной разведки, начал плести тонкую и хитрую паутину вокруг провалившихся советских агентов и через них стремится втереться в доверие. Для этой цели он устроил бутафорный побег для радистки «Комар», передавал точную информацию о действиях и дислокации войск противника. Считаю, что из-за этих мотивов следует передать «Голос» и «Комара» для дальнейшего изучения и разработки органам контрразведки «Смерш».

Рекомендации майора Харлампиди были жесткими и, видимо, вполне оправданными. Вдоль советско-германского фронта на протяжении всей войны действовали сотни специальных команд немецкой разведки и контрразведки. Они занимались сбором сведений о действиях войск Красной Армии, готовили и забрасывали в тыл советских войск агентов с разведывательными и диверсионными целями. Абвер имел разведорганы в Польше, Литве, Латвии, Финляндии, Румынии, в Болгарии, Турции и на оккупированных советских территориях на Украине, в Белоруссии, в Крыму и в других местах.

Разведывательный центр «Абверштелле «Остланд», например, был крупным разведывательным и контрразведывательным органом противника, который действовал на оккупированной немцами территории. С января 1943 по август 1944 года этим центром было подготовлено и переброшено на советскую территорию около 300 агентов. Фиктивные документы для этих агентов готовились в Риге, где в доме № 81, расположенном на улице Свободы латвийской столицы, находились пересылочный пункт для перебрасываемой агентуры и лаборатория по изготовлению фиктивных документов.

Переданные в органы контрразведки «Смерш» Березняк и Вологодская были направлены в Подольский проверочно-фильтрационный лагерь НКВД № 174, где узнали об окончании войны и встретили первый День Победы…

Так закончилась одна из самых успешных в годы Великой Отечественной войны операций советской военной разведки. Общие результаты действий разведывательной группы «Голос» таковы: за период с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года группой была вскрыта краковская группировка противника, состоявшая из 371-й, 359-й, 544-й, 78-й, 545-й, 208-й и 96-й пехотных дивизий, 20-й танковой и 344-й гренадерской дивизий, расположение штаба 59-го артиллерийского корпуса и ряд других воинских частей противника, дислоцированных и действовавших в районе работы разведывательной группы.

Кроме того, созданный Березняком боевой отряд из советских военнослужащих, бежавших из плена, провел ряд успешных диверсий на железнодорожных и шоссейных коммуникациях противника.

За 156 дней пребывания разведгруппы в районе Кракова Березняк и его радисты направили в Центр 140 радиограмм с разведывательными данными о немецких войсках и военных объектах.

В боевом задании разведывательной группы «Голос» не было задачи по спасению Кракова. Березняк узнал о чудовищном замысле фашистов от Курта Гартмана и захваченного в плен инженер-майора краковского укрепрайона Курта Пеккеля. Добытые данные позволили советским разведчикам и польским партизанам спасти древнюю столицу Польши от уничтожения.

Лучше поздно, чем никогда

История и действующие лица группы «Голос»

Ефрейтор Жукова А.Ф.

Подольский проверочно-фильтрационный лагерь был в послевоенные годы особым заведением, в котором сосредотачивались граждане СССР, теряющие доверие властей, но имевшие надежду на восстановление своих гражданских прав. Березняк и Вологодская оказались в этом лагере, потому что никто не мог доказать, что они немецкие шпионы, и никто не мог взять на себя смелость утверждать, что они честные люди, добросовестно выполнившие в тылу противника особое задание. И то, и другое нужно было доказывать. Таких, как Березняк и Вологодская, было много. Одних ждали более строгие лагеря, других — свободная жизнь. На свободе эти участники Великой Отечественной войны имели право называть себя победителями, а в другом лагере на какой-нибудь отдаленной стройке – осужденными за предательство. Осудить их было легко, оправдать невероятно трудно. Но в жизни Березняка и Вологодской в 1945 году произошло еще одно чудо.

Гигантская машина расследований работала с огромной скоростью и скрупулезностью. Сегодня может показаться невероятным, но расследование дела Березняка и Вологодской было завершено во второй половине 1945 года. Доказательств их предательства или какой-либо другой вины найдено не было. Этому способствовали два обстоятельства, поверить в появление которых сегодня просто невозможно.

Курт Гартман, заброшенный в тыл Красной Армии и добровольно сдавшийся в плен, независимо от дела Вологодской в другом следственном изоляторе дал показания, в которых подробно рассказал о том, как он содействовал побегу советской радистки. Эти показания с невероятной для того времени скоростью были доставлены в Подольск и приобщены к делу Елизаветы Вологодской.

Изучив показания Гартмана и объяснительные записки бывшей радистки Вологодской, следователи пришли к заключению, что разведчица была честна в своих объяснениях и может быть освобождена из Подольского лагеря. Так фельдфебель Гартман второй раз спас жизнь Елизаветы Вологодской.

Как сложилась судьба самого Гартмана, неизвестно.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.