06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчик — Попов Александр Дмитриевич

Добавлено: 15.03.2012 – 13:05Комментариев нет

Помню, мне поручили проведение агитации в пользу кандидата в депутаты Верховного Совета СССР маршала Советского Союза Родиона Яковлевича Малиновского. На одном разъезде мне предоставили в помощь одного майора, который организовал передвижение охраны. Он также одновременно со мною проводил эту агитацию. В моем распоряжении находился целый пассажирский вагон — имелась такая самоходная дрезина. Я выступил в пользу Малиновского, но по возвращении на одном маленькой разъезде подвергся нападению со стороны японской банды. Убив в будке одного нашего солдата, они устроили засаду. Мы приняли бой. Неожиданно они открыли огонь, я бросил гранату. Меня в пятый раз за всю войну ранило. Потом мы их отогнали. В то время хунхузы часто устраивали такие нападения! Помню, ко мне тогда попросился в вагон один капитан — летчик санитарной авиации. Так получилось, что его самолет сбили. Но во время этого столкновения с бандами он погиб. Потом мы привезли его тело в воинскую часть. Фотография его так и сохранилась у меня.

— По какой причине вы демобилизовались?

— После службы в Монголии я собирался поступать в Высшую разведшколу в Москве. Но когда я туда прибыл, она была расформирована. Поэтому в конце июля 1946 года я уволился из Красной Армии в звании майора. Уже потом, в 1958 году, после прохождения тактических курсов «Выстрел», приказом министра обороны маршала Малиновского мне было присвоено звание подполковника.

— В каких условиях жили на фронте?

— Когда я был начальником штаба батальона на Волховском фронте, находился в землянке: вырытой с накатом яме. А воевали в самых разных условиях. Мне запомнилось одно новшество, которое нами применялось. Это было зимой, когда некогда был заниматься сооружением блиндажей. Поэтому на болотах делали временные укрытия из трупов. Вообще жили мы в тяжелых условиях. Спать толком никогда не удавалось, в основном делали это урывками. Даже когда бои утихали, нас не отпускало это постоянное напряжение. Так что распивали иногда водку в мороз.

— А на марше спали?

— К этому также приходилось прибегать. В основном и спали-то мы на ходу. Когда выходили из обороны и сменялись другими войсковыми подразделениями, спали на ходу. Бывает, во сне неожиданно подбросит. Тогда просыпаешься...

— Какие награды были у вас? Как вообще обстояло с награждениями на фронте?

— У меня три боевых ордена — Отечественной войны 1-й и 2-й степеней и Красной Звезды. Орден Красной Звезды я получил за штурм Кенигсберга, Отечественную войну 2-й степени — за взятие Выборга. Вторую же «Отечественную войну» получил за войну с Японией. В августе 1941 года за поддержание действий пехоты, когда я командовал взводом ПВО, меня представляли к ордену Красного Знамени. А какие могли быть награды в 1941 году, когда все только разрушалось? Тем более, не было даже связи никакой. Уже потом, находясь в госпитале, я узнал об этом представлении. Где-то залежалась эта награда. После войны, уже в 1985 году, меня наградили третьим орденом Отечественной войны.

На фронте с наградами было очень туго. Когда воевали на Волховском фронте, я бы сказал, очень тяжелом фронте, сколько раз пытался представить своих разведчиков к награждениям. Но успеха в наступлении не было и официально никого не награждали. Вообще-то мы ценили награды. Помню, на фронте ходили со всеми орденами и медалями. Какой смысл был их где-то оставлять? Правда, командир дивизии Кушнаренко носил колодочки. Ко мне недавно подошел человек, видимо, знающий обо мне, и предложил продать награды. Но как я могу их продать?! Это реликвии.

Попов Александр Дмитриевич

Попов Александр Дмитриевич 2005 год

— Как сложилась ваша судьба на гражданке?

— Попав после войны на работу в систему МВД, я прибыл в качестве инженера, а позже начальником строительного участка так называемого строительства 907 в поселок Нарва-Йыэсуу в Эстонию. В моем распоряжении была пилорама и две роты солдат. Задача перед нами стояла следующая: очищать и облагораживать лесной массив в районе Усть-Нарвы и на Смолки (на противоположном берегу от поселка через реку Нарву), ремонтировать дома, собирать сухостой. Потом был назначен начальником лесозавода (ранее должность именовалась как ДОК) и принимал участие в строительстве города Силламяэ.

В 1951 году меня перевели в управление строительства «НарваГЭСстрой». Через несколько лет, когда был организован Прибалтийский завод железобетонных изделий и конструкций, меня там назначили начальником отдела снабжения. Потом приплюсовали и отдел сбыта. Уже намного позднее, когда директор завода вышел на пенсию, я временно исполнял его обязанности. Что представляло из себя наше предприятие? Здесь изготавливались железобетонные блоки, товарный бетон, товарный щебень, бутовый камень, товарный приск. Вся это продукция поставлялась не только на строительство Нарвской ГЭС, Прибалтийской и Эстонской ГРЭС, но и на стройки электростанций северо-западных районов СССР. В том числе и атомных.

Работа была очень сложной. Расход редкого металла, который шел на большую арматуру, составлял 11-12 тысяч тонн в месяц и сотни профилей. Когда же был построен цеха металла и конструкций, металла стало идти еще больше. Надо отметить, сначала металл шел хорошо. Но потом появились новые проблемы: к концу года по 20 вагонов металла оказывались недогруженными. Мне приходилось эти проблемы решать.

Выйдя в возрасте 60 лет на пенсию я с завода не ушел, проработав пять лет в цеху металлоконструкций. Сначала находился на должности мастера, потом комплектовщика. Этот цех был большим и рассчитывался на 100 тысяч тонн металла. Непосредственно я давал заявку и проверял качество. Иногда выполнял обязанности стропальщика. По вопросам заказов металлоконструкций объездил многие города Советского Союза, в том числе Москву, Рыбинск. Побывал на заводе на Куйбышевской ГЭС и на Сталинградской ГРЭС.

— Сегодня, в свои 90 лет, вы занимаетесь общественной работой?

— Непосредственно я возглавляю Совет ветеранов своего 7-го микрорайона, где у меня в настоящее время состоит на учете около 60 участников Великой Отечественной войны. Могу чем-то похвастать. Около 40 человек у меня получают льготы от России — 1000 рублей, нет ни одного отказчика от выплаты членских взносов. Сейчас подготавливаю список на награждение медалями «65 лет Победы в Великой Отечественной войне».

— Спасибо за интересную беседу, Александр Дмитриевич!

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.