06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчица — Александрова (Савельева) Зоя Никифоровна

Добавлено: 19.04.2012 – 14:12Комментариев нет

На следующий день мы пересели на бронетранспортер, который на крутом повороте к деревне перевернулся, накрыв меня. Я снова отключилась, а когда пришла в себя, «услышала» гробовую тишину. Из-под транспортера я видела сапоги бойцов, стоявших траурным полукругом. Я тихонько запищала: «Вытащите меня!» Ребята загомонили, машину поставили на ход, а может просто выволокли меня и понесли в ближайший дом. Я снова потеряла сознание и очнулась от льющейся на лицо холодной воды. В доме было полно женщин, эвакуированных из Варшавы, и не ожидавших, что среди разведчиков может быть девчонка вроде меня. Как они удивлялись, хватались за голову и раскачивались, горестно восклицая: «Кобета! Кобета!», что по-польски означает «женщина»...

Ночью перед нами поставили задачу прорваться через передовую и углубиться в гитлеровские тылы, чтобы отвлечь на себя часть сил противника.

Я еще плохо хожу, но ребята очень хотели взять меня с собой. (Они говорили: «Такое интересное задание — рейд по тылам врага! Мы тебя посадим на трансмиссию и мы тебя будем сопровождать.» А я только ползать могла, а не ходить.) В полночь проскочили передовую. Местные жители сообщили нам, что в ближайшем от линии фронта городке Грец немцы спешно готовятся к эвакуации. Два поляка вызвались быть проводниками. Не доехав до городка примерно 0,5 километра, остановились. Наш танк пошел вперед разведать обстановку. Подрулили к высокой стене, и вдруг — выстрел по танку из «фауст-патрона». Бойцы спрыгнули с брони и — в рассыпную. Еще один «фауст-патрон». Я спрыгнула на больную ногу и, как подкошенная, упала на снег. Витя Грошев истошно и беспрерывно орал «Зо-я!». Но залпов почему-то больше не последовало. А у меня с испугу, что сейчас, вот сию минуту, меня возьмут в плен, кажется, зашевелились волосы на голове. В панике я позабыла, что экипаж остался в танке и, возможно, люди еще живы. Смотрю, через нижний люк выкарабкиваются танкисты. Я вскочила, и, что называется, со страху пошла моя нога. Мы выбрались из западни кюветом, оставив у стены стрелка-радиста Николаева и одного поляка-проводника...

После войны я жила с мужем в Германии, прилично разговаривала по-немецки и тогда поняла, почему немцы не стреляли по убегающим разведчикам. Спасло мое имя: «зо» — «так» по-немецки, а «я» — «да». Это по-видимому и смутило немцев, поэтому тогда мы и остались целы. Потом попали в окружение, потеряли 2-х разведчикв Н. Иванова и И. Соколова; Юров был тяжело ранен в шею, а Андреев А. — легко в ногу.

— Потери были большие в разведке?

— Я бы не сказала. Сразу после того как наш танк подбили мы попали в окружение, вот там погибли Николаев, Соколов, третий был тяжело ранен в шею. А самый главный Анатолий был ранен в ногу. Его притащили и положили рядом с костелом. Тут самолеты налетели, мы сразу разбегаемся. Возвращаемся смотрим, он уже без головы. А у Соколова не могли понять — все цело, а он бредит, говорит не по-русски (он был из малой национальности). Ему в висок попал крошечный осколок и все. Крови не было видно. Выходили из окружения пешком...

Однажды в Польше разведвзвод совместно с автоматчиками танкового батальона ворвались ночью в село, кажется, Пшедбуж, буквально ошеломив противника, беспечно почивавшего в тёплых домах, немцы метались в поисках спасения прямо в нижнем белье (вот ведь какая роскошь, а мы, если выдавалась минутка, отдыхали в полном обмундировании и даже в сапогах), часть из них скрылась за околицей. Комендатура, находящаяся в селе, была полностью разгромлена.

Утром по рации получили приказ двигаться на Томашув — Мазовецкий. Мост на реке отсутствовал. Четверо разведчиков, по чьей-то инициативе, не помню, только не по моей, подняли мотоцикл с коляской на руки и перебросили через полынью, при этом мы все зачерпнули полные сапоги ледяной воды, сели в мотоцикл и понеслись по льду на другую сторону реки. А танкисты, уточнив у местных жителей, где бывает летом переправа, приняли решение: задраили все люки, стволы пушек подняли вверх и пошли через реку, ломая лёд, а когда глубина понизилась, танки прошли этот участок под водой, вышли на другой берег и двинулись в направлении Томашува.

На другом берегу мы поняли, что без танков, да при том в хлюпающих сапогах, двигаться дальше невозможно, не представляя, где находится противник. Поэтому прислушались и уловили петушиное пение где-то неподалёку, значит, там жильё. Вскоре подъехали к деревне, тишина, в домах ни немцев нет, ни хозяев, но над каждой хатой из труб вьётся дым — значит, топятся печки. В одной из хат разулись, сняли мокрые носки и портянки (бельё у нас всегда было чистое, т.к. у немцев в баулах этого добра хватало, а другого мы ничего не брали -у нас не было даже рюкзаков) и развесили вокруг печки-голландки. Потихоньку вошла хозяйка, тревожно оглядывая нас. Видит, что мы доброжелательный народ, быстро освоилась и стала шуровать в печке кочергой, чтоб ярче горел огонь и быстрее просушились наши носки. Нам очень хотелось есть, но, непонятно почему, напала такая скромность, что не попросили, а только поблагодарили за оказанную услугу и отбыли догонять своих. По дороге мотоцикл сломался, мы бросили его и сели на попутный бронетранспортёр. В Томашуве враг слабо огрызался, поэтому танки нашей бригады сходу прочесали его, а мы догнали их уже в поле. Была ночь, началась пурга, колючий снег хлестал по лицу, выбивая слезы. Пересели на свой танк, меня, голодную, дрожащую и трясущуюся от холода, ребята посадили на тёплую трансмиссию. Вот благодать, моё-то постоянное место было на холодной броне у башни слева по ходу танка.

Все ближе к Одеру. Пошли в разведку на десяти танках. Прочесали деревню, лес, кладбище, небольшое поле. Перед нами — односторонний ряд домов на окраине большой деревни. Небольшой группой, пешком подобрались поближе. В домах — ни души. Те, кто не успел убежать, попрятались в погребах. Неподалеку, в поле, стояла немецкая самоходка, которая открыла по нам огонь. Я побежала взглянуть на нее и наткнулась на убитого Ф. Авдошина. Бегом вернулась, привела ребят, которые быстро захоронили его.

Внезапно налетела авиация и загнала нас в полуподвальное помещение большого сарая. Уселись на корточки вдоль стены. Автоматы на коленях. И — как это ни удивительно — мгновенно заснули. Проснулись от тревожного шепота Вити Грошева: «Ребята! Немцы!»

Открыв глаза, я увидела, что все сидели в тех же позах, никто даже не накренился. Яркий не дневной свет освещал наши фигурки. Сколько мы проспали — не знаю. Была уже ночь. Вскочили и к выходу, свернув налево. За сараем что-то полыхало, отбрасывая яркие отблески. А справа сарая цепочкой шли немцы. Через переулок вышли к горящему дому. Немцы по-видимому посчитали нашу цепочку за своих т. к. ребята были одеты хотя и в разную, но в немецкую одежду, и только я ходила в своей неизменной плащпалатке. С правой стороны горящего дома мы резко поворачивали направо и уходили в темноту, где уже мчались, как угорелые, в сторону кладбища, а там нас уже почти оплакали, но все же ждали оставшиеся разведчики вместе с Александровым, так как искать нас в деревне ночью было все равно, что иголку в сене.
Потом эту деревню брали офицеры-штрафники...

— Почему Вы решили, что именно штрафники?

— Я видела своими глазами, как у кладбищенской стены, лежали в разных позах люди в офицерских погонах. Мне ребята сказали, что это штрафники.)

Помню переход через Одер, ещё не сбросившему лёд, узкую полоску земли Кюстринского плацдарма, где мы обосновались, но пищу нам никто не доставлял с большой земли, жили на подножном корму, пока плацдарм не расширили. Вот как вспоминает разведчик Иван Маслоид о не боевом задании в первые дни на плацдарме в своём письме от 11.04.76 г.:"3наешь, Зоя, мне вспомнилось, как мы пошли на задание, где ты была старшей (это было под Франкфуртом-на-Одере). Была весна, грязь, у меня были чирьи на «сидячем» месте, мы шли вдоль переднего края на связь с одной частью для уточнения данных о противнике, а я не мог тогда идти быстро, всё время отставал, но тебе признаться не мог, а ты меня ругала, чтоб я не отставал".

Воинскую часть мы нашли, получили нужные сведения и спокойно возвращались восвояси. Шли не торопясь, и, пожалуй, беспечно. Передний-то край оказался «прозрачным» и мы по дороге туда, а это много километров, не встретили ни души. И вдруг на одной лесной поляне, где ещё держался снег, столкнулись нос к носу с немцами. И, что удивительно, мы мгновенно, не говоря друг другу ни слова, как бы «разобрали» противника и каждый из нас взял на прицел «своего» Они тоже увидели нас, но мы ,оказались проворнее. Я пальнула из «ТТ», немец упал, но выстрелил и промахнулся. Вторая моя пуля попала ему в лоб чуть выше левой брови, фриц повалился на снег, струйка крови фонтанчиком била из раны, он «таял» на глазах. Боже, я убила человека!.. Внутренне я сжалась, чтобы не показать ребятам, как мне тяжело. Одно дело, когда стреляешь со всеми вместе и не знаешь, от чьей пули падает человек. Но один на один, глаза в глаза... До сих пор я вспоминаю этот случай и вижу как наяву каждое мгновение и... переживаю. Дошли мы до своей части, но так и не увидели окопчиков переднего края.

— Сколько было немцев?

— Группа — и их и нас. Их всех уложили. У нас же не было приказа брать в плен. Если не мы убили, то нас убьют. Война.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.