06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Летчик-истребитель — Дында Сергей Демидович

Добавлено: 29.05.2012 – 12:33Комментариев нет

Помню первый вылет. На рассвете полетело 16 наших самолетов. В воздухе драка страшная. Я даже не мог представить, что в воздухе такое может быть! Негде проскочить, чтобы не зацепить самолет. Истребительная группа?! Какое там! Как ей руководить?! Каждый кто как воюет.

У меня получилось так. Наш истребитель гонится за немцем, а на него заходит следующий, когда тот ни черта не видит. Я смотрю, вижу такое дело, оглянулся, полу-переворот и туда, выручать своего. И на пикировании меня атакует удетовец, это были такие асы, желтый нос у него. Я глянул, тут у меня уже желтое, я как левую ногу дал, этой стороной об фонарь, он лопнул и кровь пошла, такой удар был. На пикировании разогнал большую скорость и он опоздал. Он по кабине бил, а я рванул влево и он попал одним снарядом в плоскость впереди. Пробил бак.

Одним словом, окончил я этот бой, сел в Солнцево, там такой аэродром был по пути. Шасси выпустил, а закрыли боюсь, потому что не видно. Сразу перевернешься. Сел нормально, проскочил по ржи, зарулил. Докладываю, а меня там оставить хотят. Я говорю, как же я могу, если мой полк стоит в Сорокот…. Говорят, мы и ордена дадим, у них большие потери были, у нас тоже – из 16 вылетевших немцы 6 сбили.

И так по 3-5 вылета в день. В воздухе дикие перегрузки, некоторые ребята теряли сознания. В каждом вылете по 2-3 человека теряли, правда – после каждой потери из резерва поступали новые летчики, так что полк все время полный.

Дальше Харьков, Днепр.

Во время Корсунь-Шевченковской меня послали даже не парой, а одного. Я полетел туда где-то больше 100 км и назад. Вдруг увидел, пришли цистерны горючего на аэродром, доложил командиру, нужно зажечь керосин. Пришел туда и как засадил… Зажег по центру, взорвалось, ну а дальше уже само. Прилетел, выполнил. Но не, не верят. Обратились к командиру полка бомбардировщиков-разведчиков Пе-2. Сделать снимок. Сделали, все точно.

Потом Яссо-Кишиневская операция, май. Мы вылетели туда на Як-1. Прилетели я и вторая пара летчик Виноградов. Я парой и он парой. Я ведущий. Прикрываем наземные войска. Я смотрю – ПЗЛ, это польские бомбардировщики. Крикнул, приготовиться к бою и попер в атаку. А я всегда в прицел-то прицелился, но и назад посмотрю. Глянул назад, смотрю, четверка мессеров у нас в хвосте. Я как крикнул на 180 вверх ногами, и мы с ними разминулись. Тут уже не до бомбардировщиков, мы с мессерами как сцепились и, в итоге, всю их группу положили, всех четверых, а у нас ни одной царапины. Потом об этом бое в «Суворовском натиске» написали, была у нас такая газета.

Дында Сергей Демидович

151 полк: Проскурин, П. Обозненко, Леонов, Н. Томилин, Овсянников-Меньшиков-Егоров, Савченко, Агданцев Саша

И еще там же случай был, у нас комполка Зотов Матвей иванович, Герой Советского Союза, а я его еще по Курской дуге знал, он тогда капитаном в соседнем полку был и я как-то на их аэродром садился, не дотянул до своего, ну так вот во время Ясско-Кишиневской прикрываем наземные войска, а встреч нет, скучно. И Зотов говорит, сейчас я вам покажу как. Берет шестерку, я у него ведомый. Прилетаем к немцам, а там как раз группа немецких фоки-вульфов. Он раз туда, сбил и домой. Говорит, поняли скучно?

Потом наш полк пошел в Венгрию, участвовал в штурме Будапешта. В Будапеште я на Як-9Т с 37-мм пушкой летал, даже сбил одного, одни лохмотья полетели. Там поворот Дуная на 90 градусов и скала высокая. И я его на этой стене поймал в прицел. У меня два пулемета и пушка. Я его в прицел поймал и нажал, видел только как в воздухе его фонарь крутился. Взрыв и шмотки полетели.

После Будапешта полк штурмовал Вену, а затем нас перебросили в Чехословакию. Там погиб мой ведомый, Вася Дмитриев. Это в районе Брно было, там уже немцев практически не было. Мне командир полка и говорит – возьми двоих, слетай, а то они практически не летали, там действительно – у одного вообще ни одного боевого вылета, у другого три боевых. Мы так и полетели, я, Вася, у него 150 боевых, и вот эти двое. А до этого соседний полк разгромил там группу, и вот мы в этот район прилетели, думали, вдруг немцы им на помощь придут. Пришли… 12 самолетов, а нас четверо…Это последний бой был.

После войны продолжал служить, а когда пришел Хрущев… Я 8 лет подполковником прослужил, надоело и я ушел из армии. 31 год работал на космодроме.

Дында Сергей Демидович

Воеводин, Дында - курсанты авиашколы, 1941 год

— Когда вы учились в школе, был запрещен высший пилотаж.

— Да, запрещен. Виражи и переворот. Все.

— На штопор летали?

— Это обязательно. На штопор И-16 тяжело выходил. Бились много. А Як сам выходил, вот машина хорошая! Самая неприглядная машина. Шатается, а садится все равно.

— На Лавочкине не приходилось летать?

— Нет. Я летал на мессере! Стояли мы в Венгрии, уже после войны. В Бадене было около 100 новых немецких самолетов истребителей. Мне предложено было туда слетать, а оттуда пригнать самолет. Я говорю, а спросить у кого. Там будут переводчики и механики. Привезли меня туда. Я выбрал машину. Как запускать? Посмотрел как. В общем, узнал азы без которых нельзя летать. А планирование, посадка тут уж! Взлет то ясно, как обычно, взлет есть взлет. Я прилетел. Они с крестами. Захожу на посадку. А он несется, черт, и несется. В два раза дальше, чем наш. Я ушел. Захожу подальше, сделал четвертый разворот и сел. Это опыт уже!

— Как вам самолет?

— Самое главное, что сзади не видно. Я поражаюсь, как же они так. У нас же как, по сих пор бронестекло, 12 см, я через него вижу все на свете. А у них такого нет!

— Говорят, чем отличаются наши истребители, очень много нужно делать манипуляций в кабине. Газ не был связан с шагом винта, это нужно было делать отдельно. А как раз у немцев было все связано.

— Да, у них проще было сделано. Но наш Иван тяжело приходил в авиацию, и изобретатель и летчик. Так что считалось, все нормально.

— Манипуляции в кабине не отвлекали?

Нет. Ты на автомате все делаешь. Например, вот правая рука, помимо ручки, пушка и пулеметы. Левая рука – радио. Кнопку нажал, говорю, отпустил – прием. Стрельба, дублер, взлетел с аэродрома, включаешь оружие, чтобы стреляло. Обязательно короткую очередь над аэродромом.

Дында Сергей Демидович

Боевая пара: С. Дында и В. Дмитров, Унгены под Яссами, 1944 год

— От действий ведущего зависит жизнь ведомого. Как вы подобрали своего ведомого?

— Он был самый отсталый летчик. И мне его дают. Я говорю командиру: «Ничего лучше не придумали?! Не он будет меня прикрывать, а я его!» Говорят, поэтому тебе даю, что тебя не надо прикрывать. Ты сам прикрытие. Сделаешь из него человека. И действительно сделал замечательного летчика.

Я помню, на Як-3 мы были в Софии. На аэродроме было два полка. И я им показывал высший пилотаж со сложным. Никто не мог его делать. Высший делали, а сложный нет.

— Сколько у вас было боевых вылетов?

-185 вылетов, провел 85 воздушных боев, сбил 11 самолетов.

— Что считалось боевым вылетом?

— Когда ты прикрываешь войска, или ведешь разведку, или на спецохоте.

— Ночные вылеты засчитывались, как боевые?

— Да. Пехота звонит, ястребки, давайте, быстрее, а то нас тут уже жмут. Мы были в 40 км от штаба армии.

— В чем летали?

— Гимнастерка, брюки, сапоги. Зимой меховые брюки, меховая куртка и меховой шлемофон.

— Кислородной маской пользовались?

— Мы ее с собой никогда в жизни не брали, потому что она закрывает все.

— Бои выше 5000 шли?

— А как же. 3000 метров – это центр боев, а на Курской дуге было 5000 метров. Тут кислород применяли. Бывет прилетаешь, голова раскалывается. У нас делали палатку, две коечки, там кислородные баллоны, маска. После вылета на 15-20 минут дыхание кислородом. И проходит головная боль, опять можно лететь.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.