06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Летчик-истребитель — Дында Сергей Демидович

Добавлено: 29.05.2012 – 12:33Комментариев нет

— Летали в шейных платках?

— У нас были специальные шелковые шарфики. Головой же вращаешь на все 360 градусов, шея натирается.

— Что было самое сложное?

— В сложных условиях выполнять задачу. Однажды так было – на Днестре сплошной туман был и меня послали найти сопку в тылу врага, нужно было ее отштурмовать. Я с Васей полетели. Говорю, держись моего крыла, больше ничего не надо. Туман, летим по памяти. Ложбина такая была и речонка, долетел, белым полотнищем нам показали где противник. Нормально отработали.

Дында Сергей Демидович

Дында, Нечаев, Багреев, Ефременко. Болгария, Ямбол, 1946 год. Самолет Як-3.

— Мандраж когда-нибудь возникал?

— Нет. Когда с двенадцатью под Брно дрались только почудилось, что сбить могут, потому что все на меня. Васю сбили, кроме меня еще двое новичков. Они меня держат, что я делал, они повторяли. В результате – это был единый большой самолет и остались живы. Из четверки потеряли одного – Васю. Немцы не выдержали, у них двигатель на полных оборотах может работать не долго и сразу они уходят. Это нам часто помогали. Деремся, закручиваем так, что не уйдешь, а они уходят все равно.

— На сопровождение ходили?

— Ходили. Помню, пара штурмовиков и я звеном прикрывал. Так они на высоте пятьсот метров идут, тут можно из пистолета сбить. А самое главное, сзади все время пара мессеров… Мне завязываться нельзя, могут другие по ним ударить. И так мы друг друга пасли. Они заходят, потом штурмуют… ничего не видно, не приятно.

А потом Пе-2 сопровождали. Красивая машина, но когда пикирует страшно. Выходит на пикирование, несется, мы в это пикирование не входим, мы тут сверху их пасем.

— Кого тяжелее сбивать – бомбардировщиков или истребителей?

— Бомбардировщиков тяжелее. Если по мотору, мотор горит, но он на одном моторе может лететь.

Правда и истребитель попробуй сбей – это же скорость. Для того, чтобы по нему попасть надо подкрасться, чтобы он не видел тебя. Чаще всего сбивают, когда тебя не видят. Я всегда учил своих летчиков, вы будете живы, когда все видите, не нос по горизонту, а когда нос крутится. Прилетаю с кровью на шее, это не от хорошей жизни.

За время войны в воздухе по мне ни одна собака не попала.

— Суеверия были?

— Я был один в полку, который делал все наоборот. Всегда фотографировался, когда фотографы из газет приезжали. Остальные – никто. А я делаю наоборот, все нормально. Оказывается, все зависит от тебя!

— Рисунки на самолетах какие-нибудь были?

— У моего истребителя на бортах нарисовано краской орлы слева и справа, крылья распластаны и в когтях держат свастику.

Дында Сергей Демидович

Слева направо: Фролков, Кадакидзе, Дында, Меньшиков, Паровин, Фолков, Хлюстов, Рязанкин, Сергеев, Василевский, Козулин. Венгрия, Хатван. 18 января 1945 года

— На каких самолетах вы летали?

— Летал на многих. Один раз я разбил самолет так, что только граблями надо было собирать. Зимой 1944 года под Кировоградом повел шестерку, и назад лететь нельзя было, потому что пурга затянуло аэродром. И такая пурга, что ого-го. Я принял решение, распустил всех по разной высоте, кто куда можешь. Горючего было еще на полтора часа. И я сел между Полтавой и Кременчугом в хуторе. Что меня соблазнило, смотрю, какая то черная полоса, думаю, можно сесть. Захожу как на аэродроме, выпускаю щитки, шасси и прочее. А это кукурузное поле, кукуруза стоит выше человеческого роста. И по диагонали там сугробы. Твою мать! Но уже давать форсаж, взлететь! Можно на взлете потерять и еще хуже будет. И я как был так и сажусь. Перескочил один сугроб, во второй как уперся и вот летят кукурузные шмутки. Я стал вращаться. Садился носом, а остановился наоборот. Меня спасло то, что сугробы были по диагонали, меня все время крутили. Удары были не в лоб, а по касательной. Потом на попутных приехал на аэродром. Приезжаю, командир говорит: «Как машина?» «Можно взлететь». У нас на аэродроме У-2 был и вот меня на следующий день отвезли, на У-2 бензин привезли, заправили мой самолет. На быках вытащили его на ровное поле, такое длинное. И рулю нормально. И вот взлетал я. Боже мой, бежит, смотрю, скорость не та, чтобы он поднялся. Я дал правую ногу и тормознул. И он изменил направление. Я вдоль борозд, а то поперек борозд. Для того, чтобы не скапотировать все время держал ручку на себя. А тут, когда подбросило, я ручку не трогал, а шасси сходу на уборку поставил. И вот он падает, с той высоты, куда я его задрал, хвост по снегу, а мотор еще в воздухе. Все-таки взлетел.

И вот в 1944 году на Западной Украине, когда весна, снег. Утром просыпаемся, снега много, а средств убрать нет. Команда, найти летчика, который может взлететь с этого аэродрома. Командир полка, не долго думая, Дында уже взлетал с такого аэродрома. А мой самолет был на регламенте. Дали с другой эскадрильи. На нем, оказывается, раскрутка винта была, и они его хреново убрали. Мне сказали, пробеги. Я пробежал, нормально все, заруливаю. Давай! Два полка вышли смотреть, как дурак будет взлетать. Уже в конце взлета винт не тянет, та неисправность, которую они до конца не доделали. А впереди вижу противотанковый ров, думаю, сейчас ударюсь колесами и в воздухе уберу шасси, ударился, и он у меня вверх взлетел, и вот здесь остановился мотор, переворачивается и я падаю вниз. Падаю как раз в противотанковый ров. Зацепляю мотором за край, отрываю мотор, и без мотора пошел кувыркаться на той стороне. Только граблями его можно было собирать. Мое счастье, что он последний раз ударился, когда я был вверх головой, а не наоборот. Ударился и чувствую, что у меня в мозгах болит, сотрясение мозга. Лежу, открыл глаза, смотрю, левого крыла нет, правого крыла нет, а ноги стоят на земле, пола нет. Мотор оторвался, и тут дырка. Вместо мотора хвост лежит на тросах. У меня такое впечатление, что сейчас сорвется самолет, а там ни бака, ничего нет. Я выскочил оттуда, встал. Даже царапины не было. Два полка, кто на чем, несутся сюда. Погиб человек! Я сбросил парашют, шлемофон на парашют, со зла. Закурил и иду к противотанковому рву

Первым Отар подлетает, он из вездехода выскочил и тоже загремел в эту яму, противотанковые ямы же глубокие, широкие. Я говорю: «Кацо, ты как туда попал?» «Я хочу помочь летчикам, которые погибли». Снял свой ремень, соединили, вытащил я его. Он бросает меня, считает, что я вперед пришел, чем он. Бегал, бегал кругом, ни хера никого нет. Парашют лежит. Я говорю, ты чего ищешь?

— Как чего ищешь! Летчика, который погиб!

— Это я. Парашют видишь, значит, я его сбросил.

Он как повернулся и тикать от меня. Отбежал, немножко тормознул, видимо, мысль то пришла.

— И ничего не болит?

— Нет, только машину разбил.

Приезжает командир дивизии Тараненко. Он говорит, 20 лет служу в авиации, ну, такого м… не видел, чтобы не разбиться. Это же надо! Запиши обязательно второй день рождения.

— Сколько тебе надо дней на отдых?

— Я и не устал.

Три дня дали. Так что машины не разбивал. Он сразу говорит, мы увидели, что мотор сдал. Техники виноваты.

Дында Сергей Демидович

Летчики 149 гв.ИАП. Командир полка Зотов Матвей Иванович ставит боевую задачу. Слева направо: Дында С. Д., Рязанкин В.П., Козулин Б., Горелов А. Ф., Давыдов Н., Виноградов А., Сергеев. 2-й Украинский фронт, Путенешты перед Яссами, 1944 год

— Как вообще складывались отношения с техниками?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.