06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчик — Курник Борис Захарович

Добавлено: 25.06.2012 – 10:05Комментариев нет

На примерах могу вам ответить. Готовим поиск, неделю ведем наблюдение за немцами на передовой, «изучаем объект», отмечаем для себя расположение огневых точек, изгибы траншеи, и так далее. Заметили две пулеметные точки на расстоянии 50 метров друг от друга, и решили пройти между ними и взять «языка» с траншеи. Поползли группой из восьми человек. До немецкой траншеи оставалось метров двадцать, как по нам в упор был открыт огонь из пулемета, видно, немцы вечером переместили свою пулеметную точку. Отойти мы уже не могли, всех перебили бы сразу. Командир жестом показал «Вперед», мы одним броском преодолели расстояние до траншеи, спрыгнули в нее, и сразу разделились, одна группа пошла влево, другая — вправо по траншее. Я шел первый, кинул гранату за изгиб траншеи, и после взрыва кинулся вперед, «за угол», а там живой немец на меня набросился, свалил на землю и стал душить.

Но шедший сразу следом за мной товарищ выручил, зарезал немца финкой. Перед нами блиндаж, откуда вел огонь пулемет, кинули внутрь гранату, ворвались, смотрим – один пулеметчик живой, подраненный, но в неплохой форме, как «язык» подойдет. Отстреливаясь, мы потащили его к себе, и в это время по нам открыл огонь весь немецкий передний край…

Троих своих убитых мы так и не смогли вытащить. Жуткий огонь… не добраться до трупов…

Зимой в конце 1943 года был один памятный поиск. Прямо перед выходом на задание заместитель начальника политотдела дивизии вручил нам карточки кандидатов в члены ВКПб, поздравил со вступлением в коммунистическую партию, затем всем налили по 100 грамм. Мы выпили, сдали эти карточки назад вместе со всеми другим нашими документами и поползли к немцам. С нами было два сапера, которые делали нам проход в минном поле. А холод в ту ночь был собачий.

Проползли метров четыреста, и тут нас обнаружили, был без промедления открыт шквальный огонь, от осветительных ракет стало светло как днем. Мы с прохода метнулись в разные стороны, я с одним товарищем наудачу кинулся в воронку, наполненную водой. Полежали мы с ним в этой воде часа два, обморозились, а когда все затихло, поползли назад. Собрались все в первой траншее, а одного нашего не хватает. Еще по 100 грамм выпили, чтобы хоть как-то согреться и всей разведгруппой снова поползли обратно, на немецкую сторону, искать тело погибшего товарища. Проползали до самого рассвета, но не нашли его. Вернулись, и тут через какое-то время появляется «пропавший» разведчик, легкораненый. Оказывается, он из этой ночной передряги, раненый, выполз на участке соседнего полка.

– Например, разведгруппа действует в ближнем немецком тылу и обнаружена противником. У вас случались подобные эпизоды за линией фронта?

– Несколько раз. Один раз мы прошли группой в немецкий тыл, и когда вышли из леса, то увидели в тридцати метрах от опушки заброшенный хутор. Решили остановиться в пустом доме, передохнуть, осмотреться. Через час один из наших вышел по нужде, зашел за дом, а когда возвращался, то увидел, как рядом с домом стоит во весь рост немецкий офицер и рукой показывает залегшим цепью солдатам , направление движения, окружают хутор. Разведчик дал по офицеру очередь из автомата, мы выскочили из дома, завязался бой. Отходили к лесу «волнами», первая группа ведет огонь, вторая перебегает, потом наоборот. От немцев мы оторвались, имея в составе группы всего одного раненого, но потом они нас погоняли по лесам. Такое не забудешь.

В начале июня 1944 года мы группой прошли в тыл противника, углубились километра на четыре. Когда брали «языка» то тихо сработать не получилось, нас обнаружили…

Нас было четверо в группе захвата, одного разведчика убило во время перестрелки, но мы захватили двух немцев. Один из них был тяжело ранен в живот, мы с ним помаялись, но когда стало ясно, что не дотащим, раненого немца пришлось пристрелить, а второго «языка», артиллериста в звании ефрейтора, командира 105-мм орудия, мы сохранили, и с этим «языком» прорвались к своим, хотя нас крепко обложили со всех сторон.

«Язык» оказался весьма ценным, нам потом сказали, что артиллерийские системы этого калибра только появились на фронте, и немец все что знал, подробно выложил, и про эти орудия, и про линию своей обороны. Всю группу захвата представили к орденам Боевого Красного Знамени, и двоим, в том числе и Лазареву, дали БКЗ, а мне вручили орден Отечественной Войны 2-й степени. ПНШ по разведке потом мне сказал, что кто-то донес дивизионным особистам, что во время поиска я снял с себя погоны, так сразу особисты начали чесать репу, думать , как бы мне пришить «умысел на переход на сторону врага», мол, не просто так погоны с гимнастерки снял, «дыма без огня не бывает». Тот факт, что я — еврей, никто в полку не знал, после ранения при выписке из в госпиталя, мне писари выдали новую красноармейскую книжку, где в графе национальность записали – белорус, а мое настоящее отчество — Зейманович поменяли на русское – Захарович. Мое начальство за меня, конечно, заступилось, мол, что за чушь, сержант Курник больше года в полковой разведке, многократно ходил за линию фронта, участвовал в десятках разведпоисков, надежный и проверенный боец… Но все равно по настоянию особистов наградной лист с БКЗ был переписан на орден ОВ.

– Работники полкового отдела СМЕРШ 909-го СП уделяли полковой разведке какое-то особое внимание?

– Полковые особисты все время держали нас на примете, но относились к нам с почтением и опаской, держались от нас на расстоянии. Среди разведчиков нашего взвода было немало лихих ребят, настоящих головорезов, особенно из бывших уголовников, которым все было нипочем, и если бы кто-то их стал бы давить, то они зарезали или пристрелили бы по-тихому любого, не посмотрев, кто особист, а кто штабной майор. Но один раз дивизионные смершевцы половину разведгруппы отправили через трибунал в штрафную роту…

С конца сорок третьего фронт застыл в Белоруссии на месте до самого летнего наступления. Наша дивизия находилась на участке, где были сплошные леса и болотные топи, пройти к немцам в тыл было тяжело. Поступил приказ –«Взять контрольного «языка» любой ценой!».

Мы несколько раз проводили поиски, но все неудачно, нарывались на засады, и только приносили назад трупы убитых товарищей. И тут линию фронта перешел бывший «окруженец 1941 года», который всю оккупацию просидел в «примаках» на глухом лесном хуторе, и даже женился на одной из местных. Окруженец, скорее всего, понимал, что когда наши придут, то с него могут спросить за бездействие в годы оккупации, и решился на смелый поступок в надежде на «индульгенцию». Он рассказал в штабе полка, что знает тропу через непроходимое болото, и что рядом с хутором, где он прижился, немцы поставили на бугре свой гарнизон, личный состав которого контролирует выходы из болот. Немцев там человек тридцать, и каждый день происходит смена «секретов» и засад на тропах. Нас пошло с этим проводником шестеро: два комсомольца и четверо разведчиков из бывших уголовников, вел группу взводный, лейтенант Лазарев. Мы прошли через болота, по грудь в ледяной воде, четырнадцать километров, и незаметно пробрались к хутору, где тесть проводника сразу дал нам самогонки для сугреву.

Мы решили сутки понаблюдать за немцами: как производится смена постов, сколько человек идет сразу в караулы и в засады, а вечером брать «языка» из последней смены. Там был заброшенный хутор, трое наших расположились в разбитой хате, а остальные в риге напротив. Утром прошли в одно сторону 12 немцев, а вечером сначала назад идут 11 человек, а потом видим, появился последний – немец, фельдфебель, здоровый и высокий, ну просто человек –гора. Мы переглянулись, но ясно, что такого жирного борова мы просто не сможем дотащить через топи. Решили еще сутки понаблюдать. И следующим вечером в темноте без шума взяли последнего немца, возвращающегося в гарнизон на бугре. И кого взяли – немку, переводчицу в военной форме вермахта. Взяли эту «ведьму» на свою голову, будто нам и так бед не хватало… Ночью, по дороге к передовой, сделали привал на островке среди болот.

Я, лейтенант Лазарев, и еще один боец заснули, а трое других, как говорится, охраняли, оставались на посту. На рассвете мы через эти проклятые болота вышли к своим, сдали пленную в штаб, и вернулись в расположение взвода. И тут всю нашу группу арестовывают.

Оказывается, немка заявила в штабе дивизии, что разведчики пытались на привале ее изнасиловать. Полная ерунда, что значит «пытались», если бы хотели с ней что-нибудь сделать, то кто бы нам на болотном островке в немецком тылу мог помешать?

Стали разбираться с нами. Нас особисты таскали по ночам на допросы , угрожали трибуналом и прочими карами, и только после приказа начальства от нас отстали .

Но трое из нашей группы, (все бывшие уголовники), попали «на карандаш» у дивизионных особистов , и вскоре , как только нашелся малейший повод, им сшили дело и припаяли статью, и отправили в штрафную роту, из которой назад к нам никто не вернулся…

– А вообще как разведчики относились к такому варианту, что могут оказаться в штрафниках?

– Да никак. Нам, по большому счету, все равно было, где и как погибать.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.