06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Летчики-истребитель — Прозор Иван Семенович

Добавлено: 27.08.2012 – 14:47Комментариев нет

— Бились и еще сколько… Помню, в Киргизии разбились двое. Один из них, Гаркавенко что ли. Сорвались в штопор, и вся группа стояла и смотрела, как они падали до самой земли… Но я все равно не боялся летать, а вот три или четыре человека у нас перевелись в пехотное училище. Сами захотели, но я не знаю, как им это разрешили. Помню, еще был случай. Один курсант, Мишка Гиберович, летел над самым стартом, а у его мотора недоработка была – раскрутку давал. Так он когда раскрутку дал, развалился и упал прямо перед руководством… Командир эскадрильи остановил полеты, но тут появился начальник школы, фронтовик: «Что, испугались?! А на фронте летчики десятками гибнут! Немедленно возобновить полеты!»

Прозор Иван Семенович

— Куда вы попали служить?

— Вначале привезли нас в 10-й запасной полк, где-то за Мелитополем. А потом приехал какой-то большой начальник и ему докладывают: «Прибыли летчики со школы, но если они тут на месяц застрянут, то все свои навыки растеряют». – «Срочно на фронт!» Так что мы там пробыли всего семь дней, и в первых числах марта 44-го пешком отправились в свою новую часть.

Нас со школы выпустилось человек тридцать и весь отряд приняли в 6-ю Гвардейскую истребительную авиадивизию, которой командовал Гейбо Иосиф Иванович. А там уже по десять человек распределили в разные полки, и так я попал в 85-й впоследствии «Севастопольский» Гвардейский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого истребительный авиационный полк. Во 2-ю эскадрилью нас попало сразу четыре человека.

— А вы случайно не знаете, сколько из вашего выпуска погибло на фронте?

— Из наших тридцати ребят на фронте ни один не погиб, только уже после войны некоторые разбились.

— На каком аэродроме располагался ваш полк?

— Мой первый аэродром – Аскания Нова. Разместили по два-три человека в хате и сразу за всеми закрепили самолеты. Прибыли мы, когда готовилось наступление на Крым. Запомнилось, что когда мы выезжали на фронт, то в училище нас нагрузили зимним обмундированием: унты, комбинезоны. Но приехали, а уже тепло.

— Как вас приняли в полку?

— В целом хорошо. Но мы ведь в училище боевое применение не изучали, только пилотаж, а этого, конечно, для фронта явно недостаточно. Например, в школе нас учили, что в полете, прежде всего, за приборами нужно следить, а в полк прибыли: «Приборы вам не нужны! Смотри за воздухом. Следи за своей группой, за ведущим, и ищи немца! Ищи немца, чтоб не он тебя искал, а ты его!» И кто первым заметил, того хвалили.

В общем, в полку нас сразу стали натаскивать. У меня первым комэском был Роман Слободянюк, так он сразу предупредил: «В бой не пойдешь, пока со мной не слетаешь!» Он и сам летал как бог и нас гонял до потери сознания. Крутил так, только держись… А как садились, он ничего не говорил, только смотрел спину. Если мокрая, значит молодец, и завтра полетишь со всеми на задание, а нет – еще тренируйся.

— Свой первый бой помните?

Больше мне запомнился первый боевой вылет. 30 марта командир полка приказал нам тройкой облететь линию фронта. Почему тройкой? Не знаю, наверное, потому что планировалось, что мы просто облетим заданный квадрат. Нужно было пройти над морем от Перекопа до Чонгарского моста. И вот после обеда мы полетели втроем. Повел нас Люсин. (Люсин Владимир Николаевич – Герой Советского Союза. (1944). По данным исследований М.Ю.Быкова в годы ВОв совершил 294 боевых вылетов, участвовал в 67 воздушных боях, в которых лично сбил 17 самолётов противника и один в группе – прим.Н.Ч.) За ним Панченко справа, я слева. Вышли на Перекоп, и потом взяли влево, но не долетели до Чонгарского моста, как по нам открыли огонь плавающие «эрликоны» и Люсина подбили.

Он развернулся и пошел на нашу территорию, мы, конечно, за ним. И только перелетел железнодорожную полосу на Геническ и сел. Мы с Панченко стали в круг. Смотрим, он вылез из машины. Еще круг, он машет нам, мол «давай домой!» Мы еще один, он кулаком машет. Делать нечего, пошли назад. Прошли километров 30-40 и тут вдруг прямо передо мной немец. Только и запомнил, что двухмоторный и двухкилевой. Большой. Я на него, а он раз и в облака, и потерял его. Выскочил за облака, ни немца, ни Панченко. Ушел вниз, но и там ни немца, ни Панченко. И как его искать, у нас же с ним не было передатчиков, только приемники. Круг сделал, а горючее на исходе и домой – на Асканию Нову.

Прозор Иван Семенович

Сел, тут сразу командир полка на «виллисе». Вылезаю, докладываю: «Так и так, Люсина подбили. А я встретил немца, но он удрал, а я и Панченко потерял». – «А что Люсин делал?» — «Кулаком нам махал!» Тут как раз и Панченко садится. Поехали в штаб, написали донесения. За Люсиным отправили По-2, но он ходил там ходил, но ни Люсина, ни самолета не нашли… А уже ночь.

На второй день вдруг разразился страшный буран, из-за которого, кстати, на неделю перенесли начало наступления. Погода нелетная и про Люсина ничего не известно. На третий день комполка полетел на наш аэродром подскока, где в засаде сидело четыре наших самолета, заходит к летчикам, а они там с Люсиным в шахматы играют… «Чего ж ты ничего не доложил?» — «Так ребята же вам все рассказали!» А его самолет, оказывается, сразу забрали какие-то ремонтники. За хвост и в мастерскую, и потом уже только разбирались, чей это самолет.

— Что вам запомнилось из Крымских боев?

— Тем, что в Крыму было наше полное преимущество во всем. А мы в основном занимались тем, что прикрывали Илы. Если налетали немцы, то мы открывали огонь, они в сторону, а мы не имели права бросить «горбатых».

Но в Крыму у меня случился другой казус. 8-го мая мы сопровождали «горбатых» на Севастополь, и когда они отбомбились, развернулись и ушли, у меня вдруг отказал мотор. Прямо над Мекензиевыми горами… Винт вращается, а тяги нет. Я как глянул вниз, а там все побито, садиться некуда… Уже было смирился и полез выключать зажигание как двигатель вдруг опять заработал. Полез вверх, метров восемьсот набрал, опять остановился… Но уже не страшно, потому что внизу теперь не горы, а степь. До земли не дотянул, он опять заработал, и я вверх полез. И вот так вверх-вниз кое-как и добрался на аэродром. Сел, отбуксировали, и меня даже не спросили, что случилось. Выяснилось, что бензонасос отказал. И если планируешь вниз, то бензин самотеком попадал в двигатель, но как выработает его, опять останавливается. Но никто меня не ругал ничего.

Прозор Иван Семенович

— Кто у вас был ведущим?

— Я всю войну пролетал ведомым, но постоянного ведущего у меня не было. В самом начале я летал в звене Гамшеева. (Гамшеев Михаил Николаевич – По данным исследований М.Ю.Быкова в годы ВОв совершил 276 боевых вылетов, участвовал в 73 воздушных боях, в которых лично сбил 14 самолётов противника – прим.Н.Ч.) А моим самым первым ведущим был Костя Уразалиев. И с моим земляком Васькой Ковтуном летал, но больше всего мне нравилось летать в паре с Константиновым. Потому что он не только за немцами успевал смотреть, но и за мной. А то с некоторыми как. Чуть отвлечешься, а он без предупреждения сразу пошел, пошел и куда делся, не знаешь…

— Какие задания вам приходилось выполнять на фронте?

— Наш полк в основном занимался тем, что прикрывал штурмовики и бомбардировщики. Илы, «Пешки», Ту-2, даже американские «Бостоны» тоже приходилось прикрывать. Кого легче? «Пешки» и Ту-2. Они когда с бомбами идут – все нормально, а потом на большущей скорости раз и ушли, только и успевай догонять. А «горбатые» как разбредутся, каждый за танком гоняется, и только успевай за ними следить, потому что за сбитые Илы очень ругали.

На штурмовки не летали и на свободную охоту не пускали, только на разведку. Просто у нас в дивизии была довольно четкая специализация. Например, 31-й полк занимался только разведкой. 73-й полк – прикрывал наземные войска, а мы или бомберов прикрывать или сидеть в боевой готовности. Если где-то немцы появятся мы сразу поднимаемся, но пока долетим, а они уже ушли… Получилось как у той тещи – одни любимчики, а другие разнорабочие.

— Сколько у вас боевых вылетов?

— У меня всего 64 боевых вылета.

— Сбитые есть?

— Два лично и один в группе.

— Расскажите, пожалуйста, когда, кого и при каких обстоятельствах вам удалось сбить?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.