06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Летчики-истребитель — Прозор Иван Семенович

Добавлено: 27.08.2012 – 14:47Комментариев нет

— Просто они очень разные сами по себе. Гейбо за его человеческие качества летчики любили, а вот Борис Николаевич это был такой … зазнайка что ли. Очень гордый был, высокомерный, поэтому его и не любили. А такой педант, что с ума сойти. Если он зашел на разбор полетов, то все, больше дверь не открывается. Он же неженатый был, жил с матерью, так рассказывали, что он даже родной матери не разрешал без спросу входить в его кабинет.

В общем, не любили его, и я вспоминаю такой эпизод. Еремин прославился под Сталинградом, тогда его имя прогремело на всю страну, поэтому именно ему саратовский колхозник Головатый подарил именной Як-1. И вот когда мы пригнали Як-3, за ночь художник по желанию летчиков на самолетах что-то нарисовал. Утром пришли, а на самолете Мишки Совенко написано: «От Ферапонта Петровича Головатого 2-й самолет на окончательный разгром врага!» Оказалось, этот колхозник подарил Еремину еще один самолет. Мишка увидел это и начал кричать: «Я сейчас все перечеркну, я же его для себя гнал!» Тут как раз начальство шло, начали его успокаивать: «Скоро уже победа, и не надо против своего командира идти…» (По данным исследований М.Ю.Быкова в годы войны Еремин Б.Н. совершил 342 боевых вылета, из них 117 на разведку. В 70 воздушных боях лично сбил 8 вражеских самолетов и 9 в группе. Дважды был ранен. В годы войны помимо остальных наград был награжден шестью (!) орденами «Боевого Красного Знамени», но звания Героя Советского Союза был удостоен только лишь в 1990 году)

Прозор Иван Семенович

Прозор Иван Семенович

— На фронте у вас были друзья?

— Больше всего я сдружился с Василем Ковтуном, Костей Корниенко и Мишкой Совенко.

— Правдивые фильмы о летчиках приходилось видеть?

— К сожалению, нужно признать, что про летчиков, особенно про истребителей, было снято очень мало фильмов. Но «Хроника пикирующего бомбардировщика» и «Торпедоносцы» просто отличные фильмы. «В бой идут одни старики» тоже хороший фильм, но меня, например, очень раздражает то, что там в кадре вместо боевых самолетов учебные.

— Как проводили свободное время?

— Играли в шахматы, шашки, патефон слушали. Пластинки Лещенко крутили прямо день и ночь. А вечером после разбора полетов даже танцы устраивали.

И артисты к нам приезжали, помню, даже один забавный случай. Только мы расположились перед импровизированной сценой, какая-то артистка вышла на нее и начала свое выступление: «Пятерых сынов имею и шестого закажу…» А тут вдруг «мессера» налетели, крик «воздух» и ее словно ветром со сцены сдуло…

— Как было налажено питание?

— Всегда отличное, а уж когда перешли границу, особенно в Венгрии, то командующий приказал: «Никаких норм, готовить столько, сколько съедят!»

— «Наркомовские» сто граммов часто выдавали?

— Все время выдавали, и я свою норму тоже выпивал. Молодые же все, здоровые, сильные. Но я не помню, чтобы кто-то злоупотреблял. Правда, было у нас два случая.

Когда освободили Крым, то не летчики, а прихлебатели: начфин, кто-то еще двое пошли, и их какая-то женщина напоила отравленным коньяком что ли. Хоронили их всем полком, на могилу установили тумбу. Как положено, написали на ней что положено: фамилии, «Погибли в боях за Родину», но потом внизу кто-то приписал: «Покойнички водочку любили…»

А когда получали Як-3, то нам подсказали: «Там дорога есть, по которой крестьяне на продажу возят вино». И из 1-ой эскадрильи кто-то сходил и принес целое ведро. Перед ужином выпили по стакану, и почти сразу начали рвать… Тут же подняли тревогу: «Отравление!» Но когда под койку глянули и увидели, что вино стоит в цинковом ведре, то все выяснилось. Оказывается, вино в цинковой таре хранить нельзя. Но тогда все обошлось, никто не погиб.

— Деньги за сбитые платили?

— По-моему платить стали только в конце войны. И за количество вылетов тоже платили.

— Вы можете обозначить боевой путь вашего полка?

— После освобождения Крыма сели в Бородянке под Киевом, там передохнули немного. Потом на Бердичев, почти дошли до Львова, а оттуда в Польшу. Там такой городок есть — Мелец. Оттуда нас перебросили в Молдавию, потом Румыния: Фокшаны, Алба-Юлия, Лугож, Орадя Маре. Потом освобождали Венгрию, Австрию, Чехословакию, а Победу встретили совсем недалеко от Праги.

Прозор Иван Семенович

Прозор Иван Семенович с однополчанами

— Как вы узнали, что война кончилась?

— Я проспал. Нас ведь поднимали до рассвета, а тут просыпаюсь, а уже светло. Что такое?! А оказывается все убежали на аэродром. И часовой мне сказал: «Все, командир, Победа!» Устроили какое-то торжество. Техники все пьяные были… А мы не расслаблялись, думали, что придется еще летать. Но простояли там под Прагой совсем недолго, где-то месяц, и перелетели в Одессу. Вот так и получилось, что я войну начинал под Одессой и сразу после победы тоже оказался в Одессе.

— Были у вас какие-то трофеи?

— Из барахла у меня были только часы, да и то не трофейные, а купил их в командировке.

— В конце войны разрешалось посылать домой посылки с вещами?

— У нас ничего такого не было, потому что мы совсем недолго пробыли за границей и нас почти сразу вывели в Одессу.

— Ваш брат воевал?

— Гриша не воевал, потому что немцы его в 43-м захватили у родственников и угнали на работу в Германию. Работал на каком-то заводе, оттуда сбежал в Польшу, но там поймали и обратно… Потом отправили в Австрию и там он работал в хозяйстве у какого-то бауэра. И только в самом конце войны их освободили, и он еще четыре года служил в армии. Вот дядя, в семье которого я вырос, тот воевал. Два раза был ранен и перед самой победой его комиссовали.

— Как сложилась ваша послевоенная жизнь?

— Служил в армии до 1968 года и в запас ушел подполковником. Потом работал в Кишиневском институте «Молдкомуннпроект». Воспитали с женой сына.

— При слове война, что, прежде всего вспоминается?

— Лучше про нее вообще не вспоминать… Но вы знаете, в последние годы я все чаще и чаще вспоминаю один случай. Уже в Венгрии что ли, в один вылет мы потеряли сразу два штурмовика, да еще один из наших не возвратился. Так вечером на разборе комполка Смоляков нам так сказал: «Вы и сами погибаете и Илы не бережете! Война не сегодня-завтра закончится, а вы знаете, какая после нее прекрасная жизнь начнется?!» И вот я особенно в последнее время вспоминаю эти его слова и думаю, да посмотрел бы ты, Платон Ефимович, какая сейчас чудесная жизнь настала…

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.