06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Танкист — Крят Виктор Михайлович

Добавлено: 09.09.2012 – 12:254 комментария

Был еще один бой, пехотный. Я тогда еще поразился, как была обучена пехота: тому, чему нас, танкистов, не учили. Дивизия ударила по немцам, они вроде как отошли, а, на самом деле, обошли дивизию, да еще сзади десант выбросили, перекрыли дорогу на Остров. Дивизия хотела вернуться на свои зимние квартиры, но ничего не вышло. Так вот я удивился пехотинцам – они плюх и отползают, поднимаются уже в другом месте, а мы плюх, и с этого же места поднимаемся, а немцы по этому месту лупят. Я тогда так и не понял, почему нам не давали такую общую подготовку? Она нужна всем, как воевать по-пехотному.

Вышли на Соловьевской переправе, в районе Опочки мы вышли на старое озеро. Шли по болоту, командир – начальник бронетанковой службы дивизии, он организовал вокруг себя человек 20 танкистов, так мы и шли… Мы по болотам, а немцы по дорогам.

Вышли на переправу, там Т-26 нашего 25-го танкового полка обороняли подходы на эту переправу, чтобы задержать немцев. Там переправлялись. Отбивались от самолетов счетверенными «максимами», ну еще из винтовок стреляли, больше никаких зенитных средств не было.

Мы к тому времени повыбрасывали противогазы, понабивали противогазные сумки сухарями, гранатами, патронами, все вперемежку. Но главное – мы остались все равно танкистами. Мы были в комбинезонах и танкошлемах. Для того, чтобы не так выделяться, ломали ветки и прикрывали танкошлемы, а темно-синие комбинезоны пришлось снять. Так мы вышли. Потом дальше отходили, отходили. Под Ржевом я видел, как наши КВ дрались, как они долбали. Два КВ против 30 немецких танков. По ним лупят – ничего, а они так долбали, тараном. Выходят на шоссе, и пошли давить машины. Когда мы поближе подошли, сколько же на них вмятин было… Тогда их никакая противотанковая артиллерия не могла взять, не было у немцев таких снарядов.

Меня до самого конца войны всегда поражало одно – а что у немцев противотанковые снаряды – фактически болванка, если не пробьет, рикошетирует и летит, свистит. А у нас были сорокопятки. Снаряд цельный, металлический, и вот задняя часть была под осколки. В нем взрывчатое вещество и капсюль-детонатор. Капсюль срабатывал в три ступени. Когда он выстреливает, он щелк – становится на боевой взвод, но ничего не взрывает. Потом летит, как только касается брони, они тоже щелк. Для чего он тупорылый, он вот так поворачивается, не рикошетирует. И тогда проламывает броню. И вот он упал внутрь танка. Сразу же какое-то ускорение, у него же инерция была, живая сила. И третий детонатор. Задняя часть разрывается осколками, поражая экипаж. У нас это было, а у других не было. Это первое. А второе – на КВ и даже на БТ-7М, ставили двигатель В-2. Это был дизель, быстроходный двигатель. А у немцев даже танки, которые вышли в 1943 году, «тигр», «фердинанд», «пантера», они были бензиновые, многоцилиндровые, горели, как свечки.

Крят Виктор Михайлович

Немцы и бронелисты соединяли не сваркой, а на болтах. Наш снаряд бьет, и этот танк «тигр», разрулился и сел, болты срываются с резьбы и броневые листы разваливаются, как карточный домик. Конечно, сорокопятка и 76-мм так не могли, а вот 122-мм и 152-мм – они да. Я сам видел, как 122-мм стукнул по броне «тигра» и танк развалился.

Но это позже, а в 41-м мы отступали. Но все равно верили – научимся воевать. И еще, мы понимали, для того, чтобы остановить отступление нужно сломить ту психологию, которая появилась. Мы понимали, что не остановим отступление до тех пор, пока не подойдут новые соединения, те, которые не привыкли отступать. Вот пример – мы, разведчики, оборону на флангах занимали, чтобы прикрыть штаб дивизии. И вот мы роем окопы, занимаем оборону, а смотрим не вперед, а назад, куда мы будем бежать, когда подойдут немцы. Так было.

Хотя мы и по-настоящему бились. Штаб гранадерской дивизии разгромили. 25 человек напали ночью, это для меня была наука – ни в коем случае не снимать обмундирование во время сна – немцы выскакивали в белом белье, и мы их щелкали. Но это когда мы неожиданно напали.

Хотя, отступать-то отступали, но дрались, хорошо дрались, но все равно… Да еще немецкая авиация… Они ж ни как американцы летали, на высоте 1000 метров. Они летали максимум 200-600 метров, и то, это не пикирующие. А пикирующие ходили по головам, Ю-87, Ю-88. Как только начинается утро, если солнце – мы будем под авиацией. В 1941 году они разбомбили нашу истребительную авиацию, нечем было обороняться. Только в конце июля, августа появились МиГ-3, они тогда только дрались. Наши «ишачки» И-15, И-16 они маневренные, но мессера их били беспощадно. И вот летит орда, самолетов 30-50, и все бросаются бомбы, они сыплются. Страшно! Не дай бог, попасть под бомбежки немецкой авиации…

Но были и панические настроения. Помню, Колька, когда попали в окружение, говорит: «Ребята, давайте сдадимся в плен, а потом удерем». Я говорю: «Тебе так и дадут удрать. И вообще, как это сдаться в плен?! Ты что, Коля, очумел!» «Жизнь сохраним. А потом будем их долбать». «Они тебя уничтожат и все».

У многих психологическое безразличие было. Помню, помню, мы вошли в тыл к немцам. Ну и напали на колонну наших пленных, километрах в 20 от линии фронта. Длинная колонна примерно из 1000 человек, а охраняли их человек 10. Мотоцикл впереди, мотоцикл сзади. Мы напали, перебили их. Ребятам показали направление, по которому мы шли, по болотам, немцы же в 1941 году не выходили с дорог, они боялись лесов, болот и прочее, а мы по лесам и болотам, указали дорогу, а пленные уселись и не тронулись с места. Человек 100 только пошло…

Крят Виктор Михайлович

Крят Виктор Михайлович

Вообще, из нас тогда группу глубинной дивизионной разведки сформировали, человек 30 нас было.

Наша дивизия тогда на северо-западном направлении была, им маршал Кулик командовал, с ним тогда такой случай был – он в окружение попал, пропал. Из разведчиков отобрали добровольцев, группы по пять человек – должны найти маршала. Мы там 10 дней ходили, нашли, не наша группа, другая. А с нашего батальона не вернулось три группы, они попали к немцам. Но маршала нашли, вытащили.

А потом немцы окружили четыре армии. Ударили со стороны озера Ильмень и со стороны Демянска и окружили 8-ю, 11-ю, 27-ю и 34-ю. И мы начали выходить из окружения… Немцы на востоке организовали заслон, стянули туда танки, артиллерию. Ночью со всех сторон по кольцу окружения – ракеты, такое ощущение, что мы со всех сторон окружены и нам не выбраться. Но мы, разведчики, тыкались, тыкались и обнаружили, что на западе почти ничего нет, только мелкие подразделения, сигнальщики. Так что – сгруппировали всю артиллерию на востоке и открыли невероятный огонь. А сами пошли на запад, потом повернули южнее Демянска на юг, а потом пошли на восток, уже выйдя из расположения немцев. Мы выходим, идем по кустам, немцы стоят там и там. Такое желание было убить немцев. Думаю, сниму его. А мне говорят: «Витька, ты, что с ума сошел, мы же все сорвем». Мы так тихо вышли. Так тихо была выведена армия, дивизия.

Потом еще ожесточенные бои на северо-западном фронте были, но меня это уже не касалось. Оказывается, Сталин отдал приказ, всех специалистов других родов войск, которые воюют в составе стрелковых частей и подразделений, вернуть в тыл для изучения новой техники и укомплектования своих частей.

Нас, кто остался в живых, артиллеристов, танкистов, летчиков собрали, посадили в два пульмоновских вагона, прицепили к товарняку и повезли в тыл. Назначили старшего, старшину, дали нам на 5 дней сухой паек. И приехали на Вологду. И тут был один случай. Я был дежурным по тормозной площадке, пролетели самолеты, впереди разрывы. Наш паровоз остановился. Потом подъехала дрезина и нашему командиру объясняют, что разбомбили поезд, который шел на фронт. Нужно растащить вагоны, там боеприпасы горят. Вы фронтовики, вы обстрелянные, стрелочники боятся работать. Мы подъехали к поезду – действительно горят вагоны. Нам показали, как отцеплять. Отцепили, растащили на этом разъезде. А там еще вагоны с водкой были, мы набрали горелой водки, выпили не понравились. И вдруг антифриз. Танкисты знали три вида антифриза – водоспиртная смесь, водоспиртная глицериновая смесь и этиленгликоль. Водоспиртный антифриз мы всегда пили. Ребята попробовали – сладкий, как ром. В результате набрали антифриза, сами выпили и в вагон притащили. А я не знал, тут ко мне ребята подбегают: «Витька, ребята – Колька Рачков, Колька Корчев умирают!» «Как умирают!» Подбежали. Их рвет, катаются, кричат. Единственное, что я знал, лечат молоком. Это как антияд…

Нас срочно подцепили, вагоны привезли в Ярославль. В Ярославле их сгрузили, 17 человек, какова их судьба я так и не знаю. А потом выпустили приказ, о том, что, не разобравшись, пьют технические жидкости, которые приводят к отравлениям и гибели. Этот приказ зачитали нам, танкистам.

4 комментария »

  • Sergey:

    Послушал радио запись на «СТАРОМ РАДИО» с его участием. Называется «что важнее — броня или скорость» и был очень удивлен. Он говорит что скорость тигра 15-18 км/ч, пантеры до 28 км/ч. Потом расказывает про урановые снаряды (на Т 34) в период 1943—1945 гг. Вот правда это или нет решайте сами, но лучше прочесть про эти машины.

  • про урановые снаряды как-то с трудом верится

    • Sergey:

      Про уран просто смешно, так как существует 2-ва способа их изготовления, есле бы в то время они (снаряды) существовали бы, то была бы и атомная бомба. Уран для снарядов производится при обогащении урана (остаток обедненого)и из отработки реакторов (в Совецкой армии использовался), второй менее вреден для экипажа и всего живого)). Про скорость тигра и пантеры просто почитайте любую энциклопедию. Вот еще стали писать про взятие Кенингсберга, что потерь там было мало 3700 совецких солдат. У меня там прадет воевал командиром штрафной роты, он говорил что там «мясо» было реальное. Ну теперь все по другому пишут(((Все было легко — немец дурак, техника плохая и тд.((

    • Sergey:

      И.В. Маслов танкист очень интересно расказывает

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.