06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Артиллерист — Ландсман Адольф Исаакович

Добавлено: 24.09.2012 – 13:18Комментариев нет

Карпаты, апрель месяц 1945 года. Там дорога была, а вдоль дороги местность холмистая, так что мы могли расположить только одну или две пушки, весь наш дивизион, 12 орудий, нельзя было развернуть. Поэтому мы на передовую ездили по очереди. Настала моя очередь со взводом. Командир батареи говорит, поезжай с одним орудием. Куда? Он показал по карте где. Тут же командир пехотной роты был, говорит, вот по этому оврагу располагается наша пехота, но местность там не просматривается, так что вам придется действовать непосредственно в боевых порядках пехоты. Мы приехали туда. Метров за 50 остановились. Я пошел с командиром орудия, посмотрел, где пехота. Там был длинный большой овраг, очевидно с гор весной туда стекала вода, и на этой стороне оврага располагалась пехота, с ячейками, пулеметами и так далее. А на самом берегу оврага стоял длинный сарай, я к нему на машине с орудием подъехал, а от сарая пошел пешком, к пехоте. Увидел, что рядом с пехотой хорошая открытая площадка, приказал командиру оружия, он подъехал. Орудие отцепили, сгрузили ящики со снарядами, машина уехала обратно. На руках это орудие выкатили на прямую наводку. Как только выкатили орудие, я смотрю, все солдатики отсюда пятятся, пятятся, наконец, отошли метров на 10, где лощинка, поднялись во весь рост и пошли в тыл. А я с пушкой и 6 солдатами, остался один. Немцы, видимо, нас заметили и стали стрелять по нашему орудию. А мы его не успели к бою привести. Стоим за сараем, и не знаем, что делать. Они стреляют по нас и стали кричать: «Рус, плен! Рус, плен!» Мы поняли, они хотели большую часть расчета застрелить, а одного или двух человек взять в плен. Мы под защитой сарая, до нас пули не долетают, но от станин рикошетят. Иди к машине и бери ручной пулемет. Потом иди к другому углу сарая и открой по этой группе непрерывный огонь. Возьми с собой второй запасной диск. Он побежал. Вдруг я услышал, что он стал стрелять. Немцы стали его обстреливать. Но автомат против пулемета – это мелочь. Они постреляли, постреляли, очевидно, сами залегли, нам хватило 20 или 30 секунд, чтобы приготовить орудие к бою. Я только одно слово успел сказать, шрапнель.

После первого выстрела мы услышали совершенно дикие крики, а после второго выстрела шрапнелью, все стихло, на всякий случай дали третий выстрел. В это время ко мне пришел связной от нашего командира дивизии. Оказывается, общий приказ дивизии сняться с места и переходить на другое место. То есть этот приказ первым пришел для пехоты, а последним пришел для меня, и таким образом я оказался участником такого встречного боя.

Так мне повезло, а то мой командир орудия, который вот в тогда был со мной, был в плену. Мне это под большим секретом сказал командир дивизиона, и просил никому не говорить. Я никому не говорил, и с ним никогда не говорил на эту тему, но после того, как мы вернулись вниз в расположение, он меня подозвал и сказал: «Лейтенант, мы только что пережили очень серьезный бой, который мог закончиться для нас очень плачевно. Мне пришлось хлебнуть горя». Он, между прочим, был старше нас, и служил старослужащим еще в Красной Армии до войны, ему полагалось быть офицером и довольно высокого чина, но он оставался сержантом, из-за того, что он был в плену. Он говорит, что такого насмотрелся, что больше к ним в плен попадать не могу. Если в подобной ситуации я буду ранен и не смогу застрелиться, пожалуйста, застрели меня. Потом он подумал и говорит, я там видел, что там делали немцы с вашим братом, он имел в виду национальность. Я ему говорю: «Николай, сделай тогда то же самое со мной, что ты просишь для себя». Вот так закончился тот бой.

— Орудие ЗИС-3 хорошее, как вы считаете?

— Я бы сказал, среднее. Почему? Потому что оно было слишком легким и при каждом выстреле подпрыгивало, поэтому, возвращаясь назад, оно могло немножко отклониться от своего первоначального положения. А это влияло на стрельбу прямой наводкой, если ты сделал выстрел, она подпрыгнула, и не вернулась на свое положение и ты должен опять смотреть панораму и наводить на то место, куда хочешь попасть снарядом. А вот так автоматически нельзя. Поэтому появились еще одни пушки, 57-мм. Калибр был поменьше, но ствол длиннее. Они были на немножко лучше, потому что они более точные в стрельбе были. А вот в конце войны, в 1944-м или в 1945-м годах, это уже мне рассказывали мои товарищи, когда я встретился с ними после окончания войны, после войны появились пушки 100-мм БС-3. Те, кто их обслуживал, рассказывали, если немцы узнавали, что здесь находятся 100-мм пушки, они не выпускали танки. Потому что у них была очень большая дальность прямого выстрела, порядка 3,5 или 4 километров, и танки не могли обеспечить точную стрельбу на такое расстояние, а эти их пробивали чуть ли не насквозь. Причем, учитывая особую важность этой батареи, они были не на студебеккерах, а на бронетранспортерах, а бронетранспортер ко всему прочему еще имел крупнокалиберный пулемет.

Мне рассказывали уже после войны, в 20-й бригаде, в которой я служил об одном командире, который был командиром вот такой батареи Семен Радиловский, что когда они продвигались к Берлину, они попали в затор. Затор – впереди огромное количество машин, сзади машины. В это время ехал Василевский, спросил в чем дело? Ему спереди доложили, что там сильно укрепленное двухэтажное здание, там засели эсесовцы, у них очень большое количество пулеметов и орудий наверху, они непрерывно стреляют, их не могут убить, задерживают всю колонну, он тогда окинул взором близлежащие машины, увидел батарею. Командира батареи ко мне. Как фамилия? Откуда. Он докладывает, старший лейтенант Радиловский. Говорит своему помощнику, обеспечить выезд этой батареи к этому зданию, если сумеете разрушить это здание, представлю к званию Героя. А Радиловский был голова. Он сначала выехал со своими двумя бронетранспортерами без орудий. Бронетранспортеры из крупнокалиберных стали стрелять по зданию, а через некоторое время, два других бронетранспортера привезли два орудия и встали на прямую наводку. Бронетранспортеры, которые стреляли, поехали за вторыми орудиями, и так привезли всю батарею. Они открыли такой огонь, что через 15-20 минут немцы вывесили белый флаг, сдались. За это ему дали звание Героя.

— Гильзы заставляли сдавать?

— Заставляли. Заряжающие знали, гильза вылетела, они ее сразу подбирали и клали в ящик от снарядов. Но если какие-то особые обстоятельства, если мы быстро уезжали, может быть, мы и оставляли гильзы. А так, как правило, мы успевали сдать.

— Как вас с вашим именем принимали?

— Мои знакомые звали меня Аркадий. Но в документах я оставался под своим именем. Поэтому у меня был такой интересный случай, как раз, когда я прибыл во 2-ю дивизию. Мне показали, где штаб, сказали, вам нужно обратиться к такому то капитану, он занимается кадрами. Вот я вхожу, помню, смеркалось, он не очень хорошо мог разглядеть мое лицо. Я говорю, товарищ капитан, лейтенант Ландсман прибыл для прохождения военной службы. Он задумчиво поднял лицо и стал на меня внимательно смотреть. Потом после длительной паузы говорит, повторите вашу фамилию. Я говорю – Ландсман. Фамилия, между прочим, не еврейская. Очень много немецких фамилий начинается со слова – Ланд. Следующий вопрос: «Кто по национальности?» Я говорю, еврей. Ну, говорит, тогда все в порядке. Вот так. Был приказ Сталина, чтобы немцев на фронте не было.

— С антисемитизмом сталкивались на фронте?

— Я замечал на себе косые взгляды. По взглядам еврей может понять, что думает тот, кто на него косо смотрит, почувствовать, он кожей чувствует. Поэтому я тоже кожей чувствовал, но официально никаких разговоров совершенно не было. Я не могу сказать, что я чувствую, что на меня косо смотрят. Когда я сейчас слышу иногда, что евреи не воевали на фронте, я рассказываю такой случай.

В Белоруссии над нами немцы стали бросать листовки. К нам немедленно приехали несколько чинов СМЕРШа, собрали всех личный состав, потом отдельно офицеров, и под расписку нас обязали не читать ни одну немецкую листовку, рвать их, жечь или закапывать в землю и следить, чтобы ни один боец не читал эти листовки. И вот мы другой командир орудия говорит, лейтенант, пойдем в лес, погуляем, я хочу кое-что рассказать. Мы пришли в лес. Он вынимает из сапога немецкую листовку: «Посмотрите, что тут немцы пишут». Я говорю: «Смотреть не буду, почему ты ее не порвал?! Да еще мне даешь. Нас обоих отправят за это в штрафной батальон». Он говорит: «Нет, я сейчас порву, но я хочу, чтобы вы прочли. Никто об этом не узнает, потому что мы тут одни». Я читаю. Примерно листовка была такого содержания. «Русские солдаты, вы воюете за евреев, которые сидят в Ташкенте. Евреев то на фронте нет, за что вы проливаете кровь, защищая их. Сдавайтесь, переходите на нашу сторону». После того, как я прочитал листовку, он ее порвал, закопал в землю. А потом он говорит, ну как я могу поверить этой листовке, когда мы с вами едим из одного котелка?! На кого это рассчитано?

— С власовцами приходилось встречаться?

— Прямо нет, косвенно. Власовцы знали, что мы наступаем, и они в каком-то селе научили молодых чешек петь похабные песни. Очень похабные. И для того, чтобы нам сделать нам удовольствие, эти молодые чешки сказали, что нас ваши, русские, научили песне. Мы хотим вам спеть. Стали петь нам такие похабные песни, что мы стали закрывать уши. Потом мы им объяснили, и они сами стали краснеть. Вот такой анекдотичный случай был.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.