06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Краснофлотец — Москаленко Николай Прокофьевич

Добавлено: 15.10.2012 – 11:21Комментариев нет

Обычно как. Идет головной, весь огонь открывают по головному. Мы шли первыми, и весь огонь приняли на себя. Но нам повезло, по нам не попало. Следующий катер подбили, третий подбили. Снаряд попал в машинное отделение, так старшина Стишенко, чтобы прекратить доступ воздуха, закрыл люк и обожженными руками тушил пожар в машинном отделении. Спас катер от взрыва.

И вот мы первый разрушенный мост прошли. Уже был виден не взорванный, рядом со мной стоял старшина Васильев, старшина группы мотористов. Смотрю, у него поджилки трясутся, он-то знал, на что мы идем. Трассы режут воздух, спереди и сзади взрывы, столбы поднимаются. Старшина понимал, на что мы идем, а мне было просто интересно. Я был уверен, что со мной ничего не случится.

Нам с берега показывали – ребята, вам кранты. Дали даже приказ, вернуться, прекратить, но Клоповский, который командовал операцией, сказал радисту: «Принимай сигналы и не отвечай». Потом подошли к мосту, Клоповский радисту говорит: «Передай, начал высадку, вернуться не могу».

Москаленко Николай Прокофьевич

Сослуживцы: Илья Кривонос, Алексей Торопов, Дмитрий Поляков, Антонов, ст. гр. мотор. Васильев, Тютиков

Начали высадку, а десанта всего 100 человек было. 50 на правый и 50 на левый. Они сутки держали этот мост. Из этих 100 человек осталось в живых всего 14 человек, и все они получили Героя Советского Союза. У нас же погибло в этой операции командир катера, лейтенант Глазунов и пулеметчик Махорто.

Потом нас отвели в Братиславу. В Братиславе мы простояли с мая по ноябрь месяц. 7 ноября получили последний раз наркомовские 100 грамм, там нам давали венгерскую водку в глиняных сосудах.

Москаленко Николай Прокофьевич

Николай Москаленко, 2-й неизв., 3-й неизв., Илья Кривонос, Николай Насонов, Антонов, Васильев, Тесля, Поляков

В 1945 году меня отпустили в отпуск. В Москву я приехал 22 ноября. Я с собой тащил велосипед, офицеры везли вагонами, а матросам разрешали, или мотоцикл или велосипед, так что я вез с собой велосипед. Подъезжаем к Курсу, а уже идет снег. Думаю, куда же я во флотской форме с этим велосипед через всю Москву потащусь. В Курске продал этот велосипед. И самое ценное, что я привез – бумажный мешок сухарей. Нас в дороге кормили и давали сухари. Я собирал эти сухари. Почти целый мешок сухарей привез.

1945 год был еще голодный.

— Возвращаясь к 1941 году. Как воспринималась война?

— Воспринимали, как дети. Война так война. Пошли учиться в ремесленное училище. Первоначально даже детские игры остались. В основном играли в расшибалку. Это интересная игра – такая ставятся полоска, и ставят металлические деньги на кон. И большая бита, они из медных царских пятаков были, большие, тяжелые. И вот бросаешь, кто попадет на эту чиру, тот разбивает эти деньги первым. Кто играл, каждый ставил. И начинают их выбивать, если попадает на орла, значит, твоя. Если на решку, то нет. Нужно было ее перевернуть. Сначала расшибают, а потом переворачивают.

А потом играли в пристенок. Берешь монету, бьешь о стенку, она падает. Нужно было дотянуться, чтобы монета на монету, пальцами накрыть. Если накрыл, все твое.

Потом уже, когда на завод пошел, какие тут игры. Смена по 12 часов, да еще два часа езды на завод и два обратно.

— В 1941 году в Москве сложно было?

— Да. Во-первых, конечно, было голодно. Мама говорила так: «Мы посуду мыть не будем, чтобы жиры не смывать». Какие там жиры! Ничего не было! Это хохма такая была, мать у нас веселая была. Она работала на заводе и мы с братом тоже, так что – у нас три рабочие карточки было, еще у нас была маленькая сестренка с 1937 года, в основном ее кормили. Дома топили печку. Вечером идешь домой – у забора оторвешь пару досок, тащишь домой. С дровами трудно было.

— Какое было при этом настроение?

— Молодость побеждала. Пацаны, не унывали. Радовались, когда началось освобождение. Когда погнали от Москвы.

В Москве ноябрь, декабрь 1941 года, напряженная обстановка, тишина такая. Что интересно, если попадешь в центре в метро во время тревоги, там настилали специальные стеллажи, и можно было из центра до Сокольников пройти пешком. Прекращалось все движение. Я один раз в центре попал под бомбежку, и до Сокольников шел пешком по рельсам. «Кировская» была закрыта, там был главный штаб. А так в метро были основные бомбоубежища. Во время тревоги заводы не прекращали работу. Тревога не тревога, все равно работали.

Москаленко Николай Прокофьевич

Николай Москаленко (справа) и комендант Тютиков

— Когда тревоги прекратились?

— Я хорошо запомнил, что ровно в 2 часа ночи, как по расписанию, немцы прилетали, бомбить Москву. Как по расписанию! Видно было, прожектора поймали, ведут, ведут его, а потом долбанут.

— Последние воздушные тревоги когда были?

— Когда уже отогнали, потом не было.

— Паника в Москве была?

— Была. Помню такой случай, дед ехал на подводе, там мука, крупы были в мешках. И когда пошел слух, что Москву сдадут, так он бросил подводу, сел на лошадь… Тут же моментально все это растащили. Паника была.

— Что вы в этот момент делали?

— Надо было как-то питаться. Мы с пацанами ходили на поле совхоза картошку воровать, редиску. Там сторож стоял, так мы разделимся на две группы, одна группа с одной стороны заходит, сторож бежит туда. А другой стороны еще одна группа, сторож туда. Бегает, так бегает, потом посередине сядет и сидит. А мы там редиску или морковку воруем. Осенью не успели собрать всю картошку, так мы ходили на поле, уже зимой, картошку копали. Приносили эту замерзшую картошку домой, когда она оттаивала, мешали ее с отрубями и делали лепешки.

Потом все исчезало в магазинах. Причем, почему-то, было очень много крабов, их никто никогда не покупал. Расхватали все продукты, а консервы с крабами уже последними. Был на Преображенке коммерческий магазин, где продавали по коммерческим ценам хлеб, но для этого нужно было всю ночь отстоять в очереди. И утром, когда открывали магазин, давали только два батона белого хлеба на руки. Положишь их под пальто, они теплые, и с этим двумя батонами идешь домой, везешь два батона теплого хлеба.

— Сколько стоил коммерческий хлеб?

— Очень дорого стоил, но на рынке он был намного дороже. Там стоимость батона черного хлеба равнялась стоимости зажигалки. Мы с братом хорошие зажигалки делали, растачивали из дюрали корпус, и потом запрессовывали пятачки, чтобы закрыть. Получается, как бронзовая. Один раз сделал зажигалку в виде будильника. Жалко, что не сохранилась, тоже продали на рынке. Вот мы и жили.

— Это разрешалось или подпольно?

— Знали все. И потом у нас был хороший мастер – когда едешь на работу, мимо поля проезжаешь, возьмешь кабачок. Приедешь, мастеру дашь. Он даст денег. Пацаны, что взять с пацанов. Но план выполняли, заказ делали. И девчонки, и ребята, одни пацаны работали на заводе в Москве. Обидно, что из ремесленного нет документов.

— Соревнования на заводе были?

— Нет. Единственное, чем мы занимались – хулиганили. Доставали патроны от винтовки, зажимаешь патрон в токарный станок, бьешь по капсюлю, и пуля летит по шпинделю в стенку. Вот такая игра была. Патронов было много, доставали.

Какие-то наказания за брак были?

— Это очень сложно было. За брак наказывали здорово. Вычитали из зарплаты. Я один раз пошел получать, получил всего 3 рубля. Все вытащили. И за брак и по суду, так ничего и не осталось. Жили в основном зажигалками. А не допустить брак сложно – измерительных инструментов практически не было.

— Вы сказали, что в 1944 году решили не возвращаться на завод. Это можно было?

Москаленко Николай Прокофьевич

Переправа под Будапештом, район Ваца

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.