06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Краснофлотец — Москаленко Николай Прокофьевич

Добавлено: 15.10.2012 – 11:21Комментариев нет

Потом с этим ружьем я ходил на охоту. В Братиславе ходили на кабанов, на зайцев и на оленей. На зайцев ходили с автоматами – этот дурак бежит по прямой и надо на опережение давать очередь вперед, и он сам на эту очередь нарывается. На кабана тоже только с автоматом. В него из ружья не попадешь. А вот олени… У специальных водоемов были сделаны вышки. Мы залезали на эту вышку, брали продукты и сидели, ждали , когда олени придут на водопой. Так он на 500 метров учует, а когда сидишь на верху, он тебя не чует. Как он зашел в воду, тут подходишь к нему на 20-30 метров. Мы втроем ходили на охоту, мясом снабжали весь дивизион, я хорошо стрелял и поэтому стрелял первый, а потом уже ребята. Потом подъезжает машина и вывозит.

А последний раз мы мы убили олениху. Когда мы к ней подошли, она еще была живая, у нее из глаз слезы, а рядом стоит маленький олененок, мы его из рук потом покормили. Все молчком ушли, даже тушу не взяли. Все были в таком гнетущем состоянии, так жалко было этого олененка. Этот олененок долго шел за нами. С тех пор больше на охоту не ходил.

— Что готовили для матросов?

— Первое мое блюдо было в Молдавии. Это был сентябрь, на полях баклажаны, перец, помидоры, всякая зелень и мы получали американскую тушенку. Я сделал так: баклажаны, перец, помидоры, зелень, баранину туда пережарил, а первое я не успел приготовить. Говорю: «Ребята, первое не успел. Вот только это рагу». Но все хвалили, получилась такая вкуснятина.

Вообще, продуктами нас снабжали хорошо.

Москаленко Николай Прокофьевич

— Рыбу глушили, ловили?

— Сома один раз поймали, глушанули. А я в то время не знал, что его надо песком чистить, у него же шелухи нет, слизь. Я долго мучался, никак снять не мог.

А первая рыба – кефаль, это в Одессе. Идет косяк кефали, упустить, жалко. Ребята взяли глубинную бомбу, шуранули в этот косяк. Она плывет, сверху серая, а когда перевернется, то у нее брюшко белое. Кругом стало бело. Мы корзинами собирали эту рыбу. Хорошая рыба.

— Как вас награждали?

— Мало давали наград. У нас Дима Поляков был, у него медаль «За Отвагу» еще на такой полосочке. Как он пришел с этой медалью на полосочке, так и ушел с ней. У меня самая ценная медаль – медаль Ушакова. Когда мы стояли в Братиславе, я как-то бежал мимо офицеров, там Холостяков стоял, все великие наши командиры. Мимо пробежал, козырнул. Холостяков подозвал: «Чей? – говорит. – Дать ему флотскую Ушакова, чтобы осталась на всю жизнь память». И потом мы с этим адмиралом дружили уже в Москве до самого последнего дня.

— Вы прошли много стран, Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия. Как встречало местное население? Кто хуже и кто лучше относился?

— Румыны… Немцы ведь отдали Одессу румынам. Я тогда не знал, что моя тетка, родная сестра моей матери живет в Одессе, я потом уже узнал. Она рассказывала – они при немцах жили хорошо, румыны все барышники, те же цыгане, одесситы тоже такие же, все делают бизнес.

С болгарами у нас была напряженка. Почему? Когда мы уже вошли в Болгарию, там с болгарской армией наши договорились, вроде бы мы их освободили, и они должны были с нашими войсками идти дальше наступать на немцев. Так они до границы дошли, своего полковника шлепнули, повернули обозы и поехали домой: «Чего нам дальше идти, мы свою родину освободили и все». Пока наши буквально не заставили их вернуться. Плохо болгары воевали – сидят на передовой, а если пошли немецкие танки, все бегут обратно.

— Румыны же тоже потом на нашей стороне воевали, не сталкивали?

— Нет. Я знаю, что много чехов, венгров воевали на стороне Гитлера.

У нас был такой случай, когда мы зашли в один затон, это недалеко от Вены, за Братиславой. Нас обстреляли немцы из фаустпатронов, хорошо не попали. Мы быстро высадили десант, я тоже схватил автомат и побежал прочесывать это место. Смотрю – маленький окопчик, сидит немец. И поднимает кверху руки. Я смотрю, у него на руке часы. Я свой автомат на плечо и к нему за этими часами.

Москаленко Николай Прокофьевич

Мы там повесили одного немца, нескольких власовцев расстреляли, и взяли двоих мадьяров. Чувствую мужикам по 40-45 лет, для нас они были стариками, новая форма на них висит мешком, только-только их призвали. Нам с Лешей-радистом, сказали, отведите их в сторонку и расстреляйте. Они идут впереди, мы сзади, ведем их расстреливать. Я говорю: «Жалко стариков, давай их отпустим, какие из них вояки». Леша согласился. Мы начали стрельбу вверх, а они рванули и поставили рекорд по стометровку. Приходим назад. Замполит спрашивает где их расстреляли. «Да, на берегу и сбросили в воду». Хорошо нам поверили. А в то время за невыполнение приказа могли наказать.

— Вы говорили, что из Братиславы послали посылку домой. Что было в посылке?

— Кожа, и мыло, мыло во время войны было очень дорого. Мы баржу одну взяли, а на барже было много трофеев, и нам разрешили взять.

Еще был интересный случай. Пленили мы немецкую баржу, на которой были 300-литровые бочки с ромом, варено-копченая колбаса, в мешках красный перец и постельное белье. У одной бочки дно выбили ромом, понюхали – ром. Пить не пить. Позвали врача, чтобы он снял пробу. Накрыли простынку, положили круг колбасы, кружку с ромом. Врач махнул, закусил, вроде нормально. Говорит: «Ребята, можно брать». Потом к этой барже подходили катера, и у кого, что было, все заливали ромом – все баки, канистры, все, что можно было залить, все заливали этим ромом. У нас две цистерны для бензина было, ребята говорят командиру: «Давай, одну откачаем, а ромом зальем». А он говорит: «Двигатель будет работать?» «Нет градусов маловато». Так и не залили… Если бы был спирт, то залили бы, потому что у рома 60 градусов, а надо 90. На спирту двигатель будет работать, надо добавлять только Р-9, это такая специальная жидкость, пахнет барбарисом.

— Вам было не так много лет…

— Меня приучили к этому делу. Как только вошли в Молдавию, в Румынию, меня уже там к вину приучили. Уже там пил наравне со всеми. Рекорд поставил в Братиславе, когда отпустили на увольнение. Мы пошли там в пивной бар и сидели мы там с 10 утра.

— Вернулись домой после войны без проблем?

— Во-первых, я заблудился в метро, долго колесил. Приезжаю домой, сестренка маленькая была, всего 8 лет, хихикнула и убежала. Мать говорит: «Я за тебя молилась», – она у меня набожная была. Сидим дома, идет с работы брательник. Зашел, поздоровался. Все нормально. А потом, после отпуска, я обратно в часть вернулся. И служил до 1951 года, меня тогда на Балтику перевели.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.