06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Краснофлотец — Мацигор Иван Григорьевич

Добавлено: 11.12.2012 – 12:59Комментариев нет

В январе 1943-го года наконец-то прорвали блокаду Ленинграда, и наши войска начали наступательные операции практически на всех фронтах. Вскоре сдались войска 6-й немецкой армии Фридриха Паулюса под Сталинградом, так что в феврале 1943-го года обстановка вообще изменилась, и меня, как корректировщика, проявившего свои навыки и способности, поставили на учете, а затем решили посадить на самолет. По приказу командующего Краснознаменного Балтийского флота вице-адмирала Владимира Филипповича Трибуца нас, пять человек корректировщиков, направили на учебу по специальности «штурман-корректировщик». Учились мы на курсах при нашем же Севастопольском военно-морском артиллерийском училище береговой обороны им. ЛКСМУ, которое к тому времени перебазировалось во Владивосток. Я в декабре 1943-го года прибыл во Владивосток. Обучение на новую должность «штурман-корректировщик» проходило шесть месяцев, учились на прекрасном штурмовике Ил-2, имевшем бронекорпус. Там вместо кабины воздушного стрелка оборудовали специальное место для штурмана-корректировщика. На этом самолете мы изучали материальную часть самолета, навигацию и парашютное дело. Одновременно с этим проводилась активная партийно-политическая работа, снова изучали основы марксизма-ленинизма. Через шесть месяцев учебы меня возвращают снова на Краснознаменный Балтийский флот, из всех флотов учились по пять человек, и каждый вернулся на родной флот. Я стал летчиком-наблюдателем корректировщиком 13-й отдельной артиллерийской авиационной эскадрильи береговой обороны Краснознаменного Балтийского флота, которая базировалась на аэродроме Бычье поле около Кронштадта, в юго-западной части острова Котлин. Сначала находился на должности дублера, а потом, когда в ходе корректировки погиб один экипаж, потом второй, настала моя очередь летать как основному летчику.

Первое время корректировал стрельбу легкого артиллерийского крейсера «Киров», и занимался аэрофотосъемкой переднего края противника. У нас в фюзеляже самолета Ил-2 был вырезан небольшой люк, в который был вставлен специальный фотоаппарат. У меня в кабине находилась кнопка в кабине, с помощью которой открывался этот люк, и начинался автоматический процесс аэрофотосъемки. Поэтому мы должны были направить свой самолет на ту цель, которую нам определили перед вылетом, и я должен был нажать эту кнопку, после чего производилась съемка на фотоленту, закрепленную на большом ролике. При этом за один вылет можно было сделать очень много снимков, мы проходили участок километра в три, а то и в пять в глубину территории противника. Потом я закрывал люк, на земле мы сдавали кассету с отснятым материалом в фотолабораторию, где пленку проявляли и обрабатывали. После этого фотографии отпечатывали и изучали в штабе. И мы с летчиком в некоторой степени участвовали в обработке снимков, но в основном этим делом занимались специалисты по расшифровке фотоснимков. Наше дело заключалось в том, чтобы только сфотографировать указанный участок, и все.

Затем наши войска стали наступать вперед, и мы с аэродрома Бычье поле перебазировались в Эстонскую ССР, под Таллин. Там встретили Новый 1945-й год. Нас пригласили на бал, организованный в авиационной базе для летчиков-штурманов. На этом празднике были танцы, различные викторины, в общем, мне запомнилось, все проходило очень хорошо и весело. Мы, молодые парни, танцевали с девушками, знакомились с ними. Мой летчик Саша Бабасьянц и я познакомились с двумя подружками, и даже появилось какая-то симпатия, мы обменялись фотографиями и потом вели переписку.

Долго в Таллине не находились, после праздника не более двух дней, после чего улетели на аэродром Паланга, расположенный на западе Латвийской ССР. С этого аэродрома мы производили вылеты на корректировку стрельбы по военно-морской базе противника Либава. Дело в том, что на Курляндском полуострове засели немцы, и они ни в какую не сдавались нашим войскам, даже будучи со всех сторон окруженными. Немцы же из этого «котла» стремились переправить свои войска в германию. При этом основная переправа велась из порта Либава. Там также находился вражеский аэродром, на котором находилась немецкая авиация, в том числе самые современные модификации истребителей «Мессершмитт» и «Фоке-Вульф». И как нам стало потом известно, летчиками здесь служили в основном те, кто проштрафился, да так, что их сослали в Либаву. А мы летали с аэродрома Паланга, при этом я корректировал стрельбу 180-мм железнодорожной батареи. Но до того, как меня назначили на данное направление, к Либаве полетел мой друг, штурман Паша Савенко, и они отправились безо всякого прикрытия со стороны наших истребителей, и их тут же сбили немецкие истребители-штрафники прямо над Либавой. После того, как наш самолет был сбит, а экипаж погиб, командующий Балтийским Краснознаменным флотом вице-адмирал Владимир Филиппович Трибуц лично распорядился – отправить второй экипаж. Выбор пал на меня и летчика Сашу Бабасьянца. Но нас уже прикрывал весь 3-й гвардейский истребительный авиационный полк военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота, которым командовал майор Георгий Алексеевич Романов. Задание было крайне опасное, все-таки Ил-2 имел обычную скорость в 250 километров в час, кроме того, мы обычно держались на высоте в 1 000 метров, чтобы было видно позиции противника, а также иметь хороший обзор. Такая позиция являлась очень уязвимой в случае появления вражеских самолетов, поэтому нас охраняло более двадцати истребителей, они располагались по ярусам, нижний возле самолета и верхний выше в небе. Причем поскольку это были Ла-5, а у них скорость намного выше нашего, то они кружили возле нас «восьмерками». При этом летчики, пролетая мимо, мне показывали руками, мол, держитесь. Но над самим немецким городом, когда я оглянулся, то обнаружил, что ни одного нашего истребителя поблизости нет, и сильно удивился, куда же они подевались. Факт тот, что мы свою задачу по корректировке выполнили, командование нас по радио поблагодарило за хорошую работу, после чего приказали возвращаться на базу. Я летчику по СПУ доложил, что получено распоряжение на возврат, и он тут же с большой радостью развернулся, ведь Саша также чувствовал, что дело ответственное и опасное. Полетели мы с прижатием к земле в направлении аэродрома Паланга. И тут я смотрю по приборам, что мы летим со скоростью 500 километров в час! Это штурмовик Ил-2, который имел максимальную скорость 414 километров! Нам рассказывали, что при таком превышении скорости могли легко оторваться консоли от самолета, тогда он обязательно погибнет. Я посмотрел по бокам, кричу в СПУ: «Саша, мы так развалимся!» Он же меня спрашивает: «Сзади вражеских истребителей нет?» Отвечаю отрицательно. Короче говоря, я видел, что консоли сильно вибрировали. Мы прибыли на аэродром, произвели посадку и нас поздравили с успешным выполнением задания. За этот вылет нас наградили с Сашей Орденами Красной Звезды.

Затем дело приблизилось к концу войны, и День Победы я встретил на аэродроме Паланга. Накануне этого памятного дня мы уже чувствовали, что наши войска успешно наступают, немцы повсюду сдаются. При всем этом в курляндском котле еще велись бои, даже после 9 мая они не сдавались, не хотели капитулировать. Но когда мы узнали о подписании акта о капитуляции Германии, это была неописуемая радость. Мы, офицеры, носили пистолеты, и все патроны, которые были, выпустили в воздух, устроили импровизированный салют. В это время на аэродроме находились артисты из Москвы, повсюду царило радостнейшее настроение, его трудно описать, все обнимали друг друга и поздравляли с Днем Победы. Многие, конечно, вспоминали своих погибших друзей, как говорится, праздник был и радостный, и грустный, сохранялось и тревожное чувство в связи с тем, что неприятель в «котле» все никак не сдавался. Но в целом 9 мая 1945-го года – это был поистине знаменательный день для каждого на фронте.

— Как вы вели наблюдение на самолете Ил-2?

— Только визуальное, с задачей справлялся только потому, что имел хороший глазомер и опыт корректировщика. Например, твоя цель – мост, или тот же транспорт, стоящий у причала. Тут главное заметить разрыв снаряда твоей батареи, ведь во время войны по противнику бьет очень много артиллерии, а ты с самолета видишь столб пламени и дыма, поднятый от снаряда, один, второй, третий, четвертый. Так что главное заключалось в том, чтобы найти свой разрыв, и тут же по местности определить на глаз расстояние до цели. Дальше рассчитываешь направление, ты знаешь, где север и юг, даешь по рации указание: «Севернее», «Северо-западнее», или «Северо-восточнее», 200 метров. При этом все определялось на глаз. Связывался непосредственно по рации, держал тесный контакт с батареей, настраивался на свою волну, и разговаривал со связистом. Кроме того, у меня имелась по СПУ связь с летчиком, которую я включал время от времени, говорил ему, куда уходить, влево или вправо. Куда мне надо, Саша все делал как надо. По рации с батареей говорил прямо, безо всяких шифровок, ведь корректировку нужно делать очень быстро, мы только зашифровывали свои имена. У каждого был свой позывной – я являлся «Орлом», а батарея внизу называлась «Чайка». А текст всегда был открытым.

— Что было самым страшным на фронте?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.