06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Краснофлотец — Мацигор Иван Григорьевич

Добавлено: 11.12.2012 – 12:59Комментариев нет

— Я хочу сказать, что в том возрасте страх не ощущался, каждый считал, что это твоя работа. Мы считали, что это наша работа – лететь, прыгать, если надо. Конечно, если рассуждать с точки зрения здравого смысла, то самое страшное было на воздушной корректировке, когда на тебя налетают истребители противника. Тут, конечно же, на штурмовике тебе уйти от гибели очень трудно. Кстати, когда мы вернулись из того памятного боевого задания, то на ужине в летной столовой подхожу к летчикам из того истребительного полка, которые сидели за столом, и говорю им: «Что же вы, друзья, покинули меня, когда я был над Либавой?» те же отвечают: «А ты что, не знаешь, что мы потеряли два самолета? У нас завязался воздушный бой, и мы были вынуждены оставить вас для того, чтобы включиться в борьбу с самолетами противника, и отвлекли на себя истребители врага. Но при этом потеряли свои два истребителя».

— Женщины у вас в части были?

— На батарее в форте «Красная горка» служили женщины, они работали телефонистками, санитарками, медсестрами. А в авиации, точнее, в нашей эскадрилье, женщин не было. Относились мы к ним очень уважительно, но в боевой обстановке находилось место и для проявления любви. Некоторые даже потом поженились, находясь в одной части. Жизнь, она брала свое, несмотря ни на что. А сказать, чтобы женщины на войне вели себя недостойно, я бы так не говорил. Все-таки, они были не так глупы, чтобы поддаваться на всякие провокации, и стремились, если уж случилась любовь, то только с достойным человеком.

— Как кормили на фронте?

— В авиации кормили нас хорошо. Во-первых, у нас всегда было прекрасный завтрак, обед и ужин. Летный состав вообще питался отдельно от технического состава, был привилегирован, имелся повышенный паек. А вот ста грамм в авиации не давали. Когда я был на наземном корректировочном посту, нам кроме продуктов питания давали с собой на передовую даже не водку, а спирт, по 100 грамм на десять дней на каждого человека. Можете себе представить, по литру спирта на матроса.

— Как мылись, стирались?

— Со вшами постоянно сталкивались. Я не знаю, откуда они появляются, но мы ходили раз в неделю в баню на переднем крае, ребята сделали ее на берегу речки, которая разделяла немецкие и наши позиции. В бане стояли большие бочки, в которые мы носили воду с реки, нагревали ее, веники сделали, но несмотря на все это, вши постоянно появлялись. Откуда, не могу понять, ведь и белье мы меняли регулярно, постоянно стирались, благо, мыла имелось достаточно, но нет-нет, а и появятся эти насекомые.

— Каково ваше отношение к замполитам?

— Было и есть очень уважительное, потому что замполит, по сути дела, воспитывал нравственность и учил человека быть активным бойцом. Если командир – это был отец в части, то комиссар являлся душой части. Он интересовался и твоим самочувствием, и расспрашивал, как там твои родители, где сейчас находятся. Комиссары сыграли выдающуюся роль в воспитании бойцов, и если кто-то из них пренебрегал своими обязанностями, то комиссар всегда был рядом, учил и наставлял.

— С особистами сталкивались?

— Да, сталкивался из-за того, что я женился на девушке Оле Шаповал, с которой мы учились в средней школе, в восьмом-десятом классе. Она у меня была самым близким другом. Была родом из Полтавской области, и когда немцы оккупировали Украину, то ее насильно угнали в Германию. Я нахожусь на фронте, а ее угнали немцы. И Олечка, бедная, провела на принудительных работах три года, промучалась, после войны рассказывала обо всем. Потом мне даже переслали те письма, которые она из Германии прислала своему отцу и матери. Так что у меня эта ярость к врагу подпитывалась еще и тем, что моя любимая девушка была угнана в Германию. Ну, тогда в стране был такой период, что после того, как я встретился с Олей и женился на ней, то вскоре меня пригасили в особый отдел. Прихожу, там сидит два особиста, они мне говорят: «Так вы, Иван Григорьевич, женились?» Отвечаю утвердительно, говорю, что взял себе в жены девушку, с которой я учился в школе, считаю ее самой умной и красивой. Они переглянулись, и тут же выдают: «А что, разве нельзя было выбрать девушку вам не из репатриированных?» Но я твердо отвечаю: «На это не обращал никакого внимания». Как можно выбрать без любви – не хотел, нужно жениться только по любви. Но при этом точно знал, что она вела себя достойно в Германии, как комсомолка, Оля всегда была активна в общественной работе, еще в школе показала себя настоящей патриоткой. И в итоге особистам ответил одно: «Это мы виноваты, что наши люди попали в плен немцам, мы, мужчины». Вот так я им и заявил. А в особом отделе было все известно, вся моя родословная, и все мое окружение, и все было разведано о моей жене. Причем даже мой отец, когда я ему сказал о том, что я хочу жениться на Оле, осторожно заметил: «А то, что она была в Германии, не повлияет на твою военную карьеру?» И ему ответил одно: «Не знаю, повлияет или нет, но я на это не обращаю внимания, потому что знаю, что она настоящая патриотка и комсомолка, и я люблю в этой жизни только ее». Потом, после женитьбы, внутри все-таки думал, действительно ли повлияет на карьеру. Оказалось, что не повлияло нисколько, ведь я имел доступ к самым секретным сведениям, к засекреченным объектам, поступил в Московскую военно-воздушную инженерную орденов Ленина и Октябрьской Революции Краснознаменную академию имени профессора Николая Егоровича Жуковского, где в отделе кадров биография моей жены была прекрасно известна. После окончания академия служил на космодроме «Байконур», одном из наиболее засекреченных и режимных объектов Советского Союза, где встречался с Сергеем Павловичем Королевым. И Олю мою все очень ценили и любили за ее замечательный и активный характер.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.