06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчик — Панкратов Алексей Алексеевич

Добавлено: 07.03.2013 – 10:01Комментариев нет

— У нас на отделение был всегда термос с водкой, но любителей пить не было. Так выпьем по 100 грамм, ну когда с задания придем то по 200. Как-то мы заспорили, кто больше наперстков выпьет, 7 человек нас было. Мошкин выпил 17 наперстков, а я девять, и меня стошнило. В затишье то, делать нечего было.

— Вши были?

— Да, одежду приходилось в бочках прожаривать. Санинструктор у нас хороший был, командовал нам: «Форма двадцать».

— Какие задачи ставились разведчикам дивизиона?

— В основном наблюдение. С деревьев наблюдали. Из окопов в стереотрубу. Иногда выползали вперед, к колючей проволоке, но у них она была, такая плоская. Слышно было, как они котелками гремели.

— В атаке, что пехота кричала?

— Под Клайпедой бои были сильные, там я и слышал, и сам кричал – За Родину! За Сталина! Хоть сейчас и отказываются от этого, но тогда такой патриотизм был.

Когда уже в совете ветеранов работал, как сейчас помню, стояли на приступках, и один из наших же говорит: «Захватили бы нас немцы, мы бы лучше сейчас жили». Я на него попёр: «А кто же немцев убивал, да в плен столько брали». Он «Я не убивал». Вот ведь…

Панкратов Алексей Алексеевич

— Женщины служили в дивизионе?

— Да, связистки были. Была литовка симпатичная, Мария. Когда война кончилась, наш замполит поехал ее сватать, хотя у него в Оренбурге семья была, дети. Взял Семенова с собой, и еще кого-то. А Семенов был брат Марии. Поехали на додже, и по дороге застряли, хорошо на машине лебедка была, шофер зацепил и вытащил машину. Приехали к её родителям, мы то все молодые, а майор в возрасте. Они думали, что кто-то из нас свататься будет, а когда майора представили, они загалдели (говорит по-литовски) «Старый, старый». Но уговорили, и потом свадьбу играли.

У нас был секретарь парторганизации Шелест, а ППЖ у него была тоже еврейка Роза, она за него потом замуж вышла, не знаю уехали они в Израиль или нет.

Командир первого взвода (фамилия не разборчиво) уехал в Израиль и стал потом правой рукой Голды Меир. Много евреев потом уехало, а Мошкин ездил в Израиль, мы то все хорошо друг к другу относились.

Случай был когда он приехал встретился там с ребятами, а один к нему кинулся благодарить, что откопал его из окопа, когда снарядом его засыпало. А Мошкин сказал, что Панкратов тебя откапывал. Да был такой случай, они там вспоминали.

— После того как вошли в Литву и евреи узнали судьбу своих близких, они стали мстить?

— Когда мы освободили Шауляй, я помню, площадь меж домами вся усыпанная трупами убитых евреев. Страшно было смотреть. Как же тут не мстить? Я до сих пор на их стороне.

Я в немцев стрелял… и если уж на то пошло, то одного убил ножом. Мы вдвоем были, и поймали немца, и поспорили «на слабо» – кто? Ну и я…

А когда с далека стреляешь, ведь не поймешь попал или нет.

— Какой был обязательный уход за личным оружием?

— У меня был и карабин, и автоматы ППШ и ППС, даже был ППД. ППС был легкий и удобный. Был случай, когда один наш чистил карабин, и уж не знаю как так, выстрелил в потолок, но никого не задело. Чистили конечно… но лень-матушка была.

А браунинг, который мне власовец подарил, меня уговорил отдать майор Коновалов: «Сдай его мне, а то возьмешь его с собой после войны — беды наживешь». Ну я и отдал, и хорошо.

— Гранатами пользовались?

— Да, были у нас ГРД, лимонки, были трофейные, французского производства, похожа на РГД, но синего цвета. В тылу кидали гранаты — кто дальше — соревновались. Противотанковые были, они тяжелые, далеко не укинешь. В танк не довелось кидать.

— Трофейным оружием пользовались?

— Почти нет. Хотя их автомат хороший был. В руках держал, а в бою – нет. К танкам подходил, смотрел, «Тигр», «Пантера». Видел маленькие танкетки, они на проводе пускали их на нашу передовую и они взрывались.

— Потери большие были?

— Из отделения разведки Романенко на моих глазах погиб. Еще под деревней Кубань, мы лежали вместе с Зубитским, его убило, а меня ранило. Были потери в общем.

Как-то Мошкин и Порос – еврей был немного заторможенный, попали под бомбежку. У Мошкина 17 осколочных ранений было, мы его погрузили на повозку и отправили в тыл. Он попал в Свердловск, потом демобилизовался, а 70-хх нашел меня, и приехал в Россошку. Я встретил его как полагается, с неделю он пожил у меня, и пригласил к себе, в Тюмень. А на улицах Вильнюса я встретил Пороса, он стал директором кинотеатра.

— Разведчики дивизиона действовали как пехота?

— Под Клайпедой шли в атаку вместе со всеми. Под Богородицким тоже, помню на закате шли в атаку, кричали «Ура!», а после нас в Тулу отправили отдыхать.

— На ваш взгляд Красная Армия умело воевала?

— На мой взгляд, сверх умения. Пехота же с винтовками или карабинами, с противогазом и лопаткой, слабо оснащены были, но воевали нормально.

— Заградотряды видели?

— Видел. Нас как-то собрали, весь дивизион. Приехал начальник политотдела дивизии, полуторка стояла под деревом. Не далеко вырыли яму. Привели трех литовцев, я не помню что они сделали, им петли на шею, поставили в кузов, и машина тронулась и они повисли.

— Надеялись выжить на войне?

— Жить хотелось, чего уж говорить. Как только сядем, все разговоры по жизнь после войны, про родных, как они, где они. Писали письма, а ведь бумаги не было, писали на каких-то обрывках, на газетах, помню, несколько писем я домой отправил.

Из дома мне тоже писали, писали еще женщины, посылки присылали, кто-то прислал мне вязанные перчатки.

— Как мирное население встречало?

— Редко они попадались на пути. В Белоруссии наше отделение поселили в один дом. У хозяйки муж в партизанах был, а она с дочерью дома. Она сильно боялась, говорила, что за то что нас пустила ее могут убить. Там разные банды действовали, и «лесные братья».

«Лесные братья» после войны во всю действовали в Прибалтике. В Вильнюсе был огромный базар, нас поднимали в 4 утра, и мы окружали рынок, и проверяли документы. Подводы едут на базар мы остановим, и требуем деньги, нам дадут, мы пропустим – езжай торгуй. И такое было.

Один раз нашу машину обстреляли из леса, мы кинулись туда, но никого не нашли. Местная молодежь, они же в гражданке, и не поймешь кто он. В Курляндии когда группировку ликвидировали, то много немцев в лесах попряталось, мы прочесывали лес, ловили их, и отбирали часы. Одни позолоченные часы я домой привез.

24 июня 1945 года в Москве был парад, и в Вильнюсе был парад, наша дивизия и еще какие-то части. Прошли, литовцы цветы нам дарили. Вернулись в расположение, а в одном букете записка «Освободили от немцев, освободите от евреев и русских». Мы ее в СМЕРШ отнесли.

— Посылки посылали?

— Нет, посылки я не посылал, но когда первая демобилизация, в конце 1945 отправляли стариков и по ранениям, то им давали с собой подарки. А когда я демобилизовался – 15 февраля 1947 года, нам с собой ничего не давали.

За службу меня наградили знаком отличный разведчик и дали 10 дней отпуска, не считая дороги. Я через Москву приехал в Кузьмичи. Сошел на Конном разъезде пришел домой. У меня был младший брат Сашка 1926 года рождения, и перед моим приходом, домой принесли на него похоронку. Его в 1944 призвали, и на запад он не попал, он поехал на Японскую. Я как-то был в Калачевском доме отдыха, и встретил его одногодку. Разговорились, и оказалось, что он воевал с братом, и даже отсюда на восток они ехали вместе. Где он погиб он не смог уточнить, там говорит, сопки кругом. Саша был пулеметчиком на «максиме».

Хутор был сильно разрушен. У моего отца была бронь. Он был председателем и весь колхоз «Новая жизнь» эвакуировал в Паласовский район, а после Сталинградской битвы, они вернулись и стали все восстанавливать. Вообще, с хутора много погибло, вот помню не вернулись: Чирков, Орлов, Дулин, и еще многие.

— Вы встречались с немецкими ветеранами?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.