06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Пулеметчик — Васильев Григорий Семенович

Добавлено: 07.11.2013 – 11:31Комментариев нет

Первые серьезные бои начались в районе города Митава. Трудно пришлось. В одном месте наткнулись на большой овраг, переходили через него, дальше стоял четырехэтажный дом,а перед ним большое пространство ничейной земли. Надо было идти в разведку. Пришел к нам офицер, хотел меня взять с собой в разведку. Но командир пулеметного взвода уговорил его не делать этого. Убеждал: «Нельзя брать пулеметчиков, их мало, многие в боях погибли, остались неполные расчеты». Так что в итоге меня не послали. Вскорости прорвались танки, мы заняли этот дом, и подвинулись к городу. С боями освободили Митаву в сентябре 1944 года. Затем в октябре продолжали двигаться вперед. Довелось неоднократно отбивать контратаки противника, и за эти бои мне вручили медаль «За отвагу», назначили наводчиком пулемета и присвоили звание «младший сержант». Дальше наткнулись на реку Лиелупе, справа от направления движения дивизии. В 10 километрах от какого-то прибалтийского города мы решили ее форсировать. Прошло некоторое время, подготовились, река была не очень широкая, но глубокая.Плавсредства нужны: сделали плоты, некоторые ушлые ребята где-то достали лодки. В общем, форсировали Лиелупе. Обстреливали нас, но не сильно, удачно прошли.Даже артиллерию переправили: несколько пушек 45-мм, и даже одно или два 76-мм орудия. Километров 10 мы прошли от берега, и тут немцы начали нас поджимать.Делали это довольно-таки крепко – у противника объявился бронепоезд.Подходил и обстреливал нас. Затем появились немецкие танки. В общем, дошло до того, что нам пришлось откатываться к реке. Уверенные в своем превосходстве немцы стали лезть напролом, подбирались к пулемету. Спасло только то, что неподалеку от нас расположились крупнокалиберные пулеметы из дивизионной отдельной зенитно-пулеметной роты. В итоге большое командование решило переправить нас обратно через реку Лиелупе. Сделали это очень удачно и скрытно для противника. Часа в четыре утра обошел позиции взводный и всем приказал потихоньку двигаться к берегу.Где-то к утру мы уже были у берега, перебрались через реку, и в это время по оставшимся на прикрытии частям стали страшно бить.Когда немцы уже определили, что мы отступили, то открыли сильный огонь по нашему берегу. Доходило до того, что враги стали переправляться к нам, даже укрепились в нескольких местах, но мы успешно отбили их атаки. Снова помогли несколько крупнокалиберных пулеметов, они на грузовиках подъехали к нашим позициям и обстреляли передовые части немцев, после чего мы прогнали их обратно.

Васильев Григорий Семенович

Старший сержант Васильев Григорий Семенович, г. Молотов, 28 октября 1945 года

Некоторое время побыли на позициях, затем снова начали наступать. В Латвии в ходе боев мне вручили Орден Славы III-й степени. Дошли мы до Клайпеды (Мемель). Этим выходом окружили курляндскую группировку противника. Когда вышли на берег Балтийского моря, там еще стояло несколько немецких кораблей. Когда они разобрались, что это советские войска, то открыли огонь. В ответ наши дивизионные 76-мм орудия пытались ударить по кораблям, но снаряды, естественно, не долетели.Немцы в ответ дали несколько залпов с кораблей. Страшно стало. У нас в роте имелись лошади: они вырвались от конюхов и убежали, наши пулеметы пораскидало в разные стороны. Мы к тому времени были перевооружены пулеметами СГ-43. Немецкие корабли ушли через некоторое время. Мы же потом еще долго ловили лошадей.

До конца войны удерживали курляндскую группировку. 9 мая 1945-го года рано утром началась стрельба. Стреляли из пулеметов, и из чего хочешь, повсюду цветные сигнальные ракеты взмывали в воздух. Кричали «Ура!» Обнимались, целовались. Все там было. А вот немцы не сразу сдались. Они не верили в капитуляцию Германии, не ожидали, что будет безоговорочная сдача. Но уже на следующий день стали массово сдаваться в плен.

— Что случилось с полицаем Олишевским?

— Удрал с немцами.Очутился в Польше, откуда уже после войны писал местным друзьям, но так и не вернулся к нам в село.

— Чем вы были вооружены как пулеметчик?

— Автоматом ППШ с диском на 71 патрон. Пользоваться им не пришлось, а вот подносчики боеприпасов стреляли по наступающим немцам из карабинов или автоматов.

— Какое было в войсках отношение к партии, Сталину?

— В бой шли за партию и за Сталина. Других разговоров не было.

— Как поступали с пленными немцами?

— Бывало, что плохо: стреляли их, и мучили, и били. Но в основном хорошо.

— Как бы вы оценили своего командира пулеметной роты?

— У нас сменилось три или четыре командира роты. Первый был кадровым военным, не очень хорошим человеком, на фронте не был, пришел в роту из тыла и сразу попал под Сапун-гору.Когда мы попали под сильный артиллерийский огонь, кое-кто тикать стал, причем командир роты деру дал первым. После него другого назначили, уже бывшего фронтовика, тот командовал умело. Его ранило, и прислали третьего ротного – с ним мы заканчивали войну, неплохой человек. Одно только не понравилось: он связался с ротной санитаркой, сделал ей животик, она часто ночевала у нас в блиндажах.Повсюду таскал ее за собой, кормить приходилось из общего котла. Из-за этой связи его немножко недолюбливали. Потом она ушла в тыл – по беременности ее демобилизовали, и он остался сам. Но как командир был хорошим специалистом – пришел к нам лейтенантом, а закончил войну капитаном.

— Как кормили на фронте?

— По-разному. Бывало, очень плохо, не успевали подвозить еду, а бывало, ничего. Пользовались, конечно, немецкой жратвой. В наступлении можно и трофеи собрать, и у населения что-то взять. А вот немецкие часы мы не брали. Самое вкусное, что помню – это ленд-лизовская американская тушенка. Очень нежное мясо.

— Вши были?

— Бывали, но старались их быстро ликвидировать. Для этого кипятком переваривали белье.

— Как относились к замполиту в батальоне?

— Замполит был очень хорошим человеком. Я в первые же дни на фронте обратил внимание на то, что некоторые солдаты и даже офицеры плохо относились к нам, призывникам с оккупированных территорий. И об этом стало известно замполиту. Так он крепко за такое дело наказывал. За это его солдаты уважали – хороший мужик, правильный. И командира полка подполковника Шихальцева сильно уважали.

— Со смершевцем сталкивались?

— Нет.

— Что было самым страшным на войне?

— Все страшно. Но кое-что запомнилось на всю жизнь. Я помню, как через наши окопы танки прошли, около двадцати Т-34. Нас заранее предупредили, чтобы мы их спокойно пропустили, а в атаке их вражеская артиллерия все перебила. Страшная картина.

— Что тяжелее было нести у пулемета «Максим» — ствол, станину или коробки с патронами?

— Станина самая тяжелая. К счастью, моим командиром расчета был крепкий и здоровый мужик, так он снимал щиток, и набрасывал станину себе на плечи, после чего топал вперед. Крепкий, как бык.

Васильев Григорий Семенович

Старший сержант Васильев Григорий Семенович, г. Молотов, 27 июля 1946 года

— Вы чаще использовали матерчатые или металлические пулеметные ленты?

— Мы использовали только матерчатые ленты. Неплохие, только нужно следить, чтобы все патроны были до конца в нее вбиты, иначе могло клинить. Но мне ни разу не приходилось с таким сталкиваться.

— Вам довелось воевать и со станковым пулеметом «Максим», и с СГ-43. Какой пулемет вам понравился больше?

— СГ-43 легче, но он плох тем, что нет водяного охлаждения, ствол быстро нагревался, патроны недалеко летели. А в Прибалтике воду для кожуха «Максима» было легче легкого найти, почва-то водянистая.

— Тяжело было окапываться в Прибалтике?

— Да, непросто. Местами негде было встать. Только копнешь – повсюду вода. Тогда пулемет маскировали ветками.

— Кто выбирал позицию для станкового пулемета?

— Командир взвода, но мог и командир расчета.

— Ваше мнение: щиток «Максима» действительно помогал или просто демаскировал позицию?

— Без него плохо, и хотя с ним тяжело таскаться, но он сильно от осколков помогал.

— Сколько позиций готовилось для станкового пулемета?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.