06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчик — Раммус (Рамус) Карл Юлиусович

Добавлено: 08.11.2013 – 10:34Комментариев нет

Значит, едем мы на рыбацкой лодке до этого маленького островка. Перебираемся до этого места, конечно, на веслах. И все это — ночью, в темное время суток. Затем, добравшись до острова, мы лодку там свою оставляем, а сами пешком этих 150 метров идем по воде, причем — в полной амуниции, с автоматами и со всем, в общем, что у нас есть. Это было в октябре месяце, поэтому шли мы в холодной ледяной воде. После этого мы выходим сюда к немцам в тыл и пробуем взять «языка» прямо на месте. Задача ведь, между прочим, была такая нам поставлена: не просто так пройти в тыл к немцам, но взять еще «языка» и утащить его к себе. Ну вот, значит, у нас — первая ночь. Мы высаживаемся на полуостров и начинаем идти пешком. Немцы, конечно, не знают, что мы идем. Но, тем не менее, они все время поднимают эти осветительные ракеты. То есть, подходы к себе освещают. Но мы что делаем и как от этого, собственно говоря, спасаемся? Когда осветительные ракеты поднимаются, мы садимся по горло в воду и пережидаем этот момент, пока она погаснет, и затем идем дальше. И так мы вышли сюда на берег. И здесь рассредоточились в две группы и стали обшаривать эту местность, чтобы найти, где немцы тут находятся, чтобы схватить «языка» и утащить на тот берег. Одна группа вперед уже пошла. Мы же пошли сначала направо. Там, где мы оказались, обнаружилась вдруг какая-то старинная мельница. И около нее, значит, строения какие-то были. Подошли мы тут к этим строениям. Смотрим — впереди входная дверь. Ну там с двух сторон были двери. Мы слышим скрип. Как будто кто-то крадется. Смотрим: выходит кошка. То есть, на самом деле это кошка кралась, а не человек, как нам поначалу показалось. Но там было что-то такое, что шуршание напоминало. В это время ребята из другой, уже второй группы, которая состояла из четырех, сообщают вдруг нам, что нашли подвал немецкий, где немцы спят. Причем, что интересно, охрану эти немцы не выставили. Это — в том самом подвале-то. А из подвала с двух сторон — выход и стенки. Мы стали подползать к этому подвалу. Я полз впереди. Как сейчас помню, полз я там одним из первых. Подползаю я, значит, к этой самой стенке и затем выглядываю из-за нее. И вдруг с той стороны на меня выглядывает немец. И мы с ним были в таком контакте, как я и ты, когда ведем беседу. Ну он, правда, чуть подальше был. Мы смотрим на друг друга. А с ним, видишь ли, что получились? Наши-то остальные разведчики подползали еще, когда он вышел справить нужду и услышал шорох. И обратил, конечно, внимание на то, что кто-то ползет тут. И вот когда я выглянул из-за этой стороны стенки, он с той стороны тоже выглядывал. И мы взглядами встретились. Он кричит: «Крау-ууус! Наверх». Ну это он по-немецки говорил, естественно. Тогда немцы по нам дают очередь из автомата. А нам была команда, чтобы мы ни в коем случае не ввязывались в бой, потому что нет в том никакого смысла, так как это — верная смерть. Куда нам было тогда бежать? Бежать, как говориться, нам некуда. Остается только одно: выходить потихоньку к тому месту, где мы высаживались на берег острова, и двигаться в обратном направлении. Но надо было сделать так, чтобы все вышли. Тогда мы начинаем потихоньку, без выстрела, без ничего пробираться обратно на берег маленького острова. Вышли на берег, все собрались, а младшего лейтенанта нашего, который с нами был, — нет. Мы все есть, а его — нет. Ждать уже нет времени — немцы приближаются. Ушли мы тогда на остров. А дело в том, что когда мы высаживались, то оставили на берегу одного цыгана. Он сам был, вообще-то говоря, очень смелый парень. Так вот, когда мы на берег перешейка высадились, он нам и сказал тогда: «Ребята, знаете что? Давайте я заберусь в эту мельницу самую (а там, где мы высадились, как я рассказывал, была старая мельница), ну наверх, и останусь до следующего дня. Завтра вы придете за мной, а я тем временем понаблюдаю, что там происходит». Оставили его, значит, мы там. Он ушел на мельницу старинную, а мы отправились без младшего лейтенанта на остров. Естественно, оставили этого цыгана там. И когда снова во второй раз туда пришли и дошли до острова, то этот цыган, который оставался там, уже сам пришел к нам на остров и сказал: «Пуля попала в этого младшего лейтенанта нашего, он лежит рядом тут. Но его заминировали специально немцы и поставили рядом фланкирующие пулеметы. И если нам выйти с острова на берега, то как раз попадем под огонь этих пулеметов, и — всё». Так что благодаря этому цыгану практически мы остались целы и живы, а то бы попали в такую переделку, что дай Боже. И так мы ходили еще два раза там на полуостров Сырве. Но так все как-то неудачно у нас получалось. «Языка» мы там не сумели взять. Второй, правда, раз когда мы пошли, то на берег уже не вышли, потому что цыган пришел, который сидел на той самой мельнице, наблюдал, что немцы делают днем, и сообщил нам: такое-то дело, что опасно. Днем ведь, я говорю, немцы заминировали нашего младшего лейтенанта и поставили фланкирующие пулеметы с двух сторон. Все это делалось с тем расчетом, что если бы опять мы пришли с острова на землю, то нас просто расстреляли бы там.

А потом еще пару раз, но уже без меня, ребята наши снова ходили на этот полуостров. И последним, что было на этом полуострове Сырве, являлось у нас следующее. Мы там уже на передовой линии находились, когда немцы стали последние бежать оттуда. И нам тогда дали команду: «Не дать немцам оторваться. Не должно быть такого, чтобы немцы могли незаметно уйти с передовой». Ведь они тогда всё пытались оторваться и уйти ночью незаметно. И поэтому, как только немцы сразу стали с полуострова отходить, мы бросились за ними. По дороге мы, конечно, по ним стреляли. Разведка, естественно, пошла вперед за ними сразу же. И мы, пока они отходили к маяку (там в конце полуострова находился маяк, и там же шла, значит, дорога откуда-то со стороны), вели с ними арьергардные бои, — будем говорить об этом так. Они, отходя, как то пытались нас задержать, но только трупы оставляли по дороге. Мы, по-моему, где-то пятнадцать человек угробили их. И тогда бросили флаг на конечной Эстонии — на полуострове Сырве, что означало уже: Эстония полностью освобождена от фашистов. Я участвовал в этом деле. И мне, между прочим, тогда и поручили этот флаг водрузить. Так что я занимался этим делом. Об этом, по-моему, даже есть упоминание или в воспоминаниях у Паульмана (книга бывшего начальника штаба артиллерии корпуса «От Нарвы до Сырве», написанная в соавторстве с Карлом Ару — бывшем командующем артиллерии корпуса), или же у других каких-то наших высших командиров. И фамилия моя также там указывается: написано, что я бросил там флаг. А потом наградили меня за это дело еще орденом Красной Звезды. Вот за эти, как говориться, сырвеские бои и за то, что я бросал этот флаг. Обо всем этом сказано в наградном моем представлении. Есть у нас такая корреспондентка такая Калинина. Так вот она нашла мое наградное представление и прочитала, за что и как я был этим орденом награжден. Большое ей спасибо. Но, между прочим, был я помимо ордена награжден еще тремя медалями — «За отвагу», «За боевые заслуги» и «За победу над Германией».

Раммус (Рамус) Карл ЮлиусовичВ последнее время вместе со своей разведротой я воевал в Курляндии. В этих местах тоже мы ходили в разведку, но, честно говоря, там всё неудачно у нас было. И в в конечном итоге в этих лесах и болотах нас бросили. Помню, был там у нас такой эпизод. Немцы стали прорываться среди боевых порядков Эстонской дивизии. И для того, чтобы задержать немцев, чтобы они не прорывались, бросили нашу роту закрывать брешь. И мы половину разведроты оставили там. Ну это вообще было глупо сделано, я считаю. Другими словами, порыв это был — открытый участок фронта. Наша дивизия стала отступать. И для того, чтобы задержать немецкое наступление, бросили разведроту закрывать эту самую участок фронта. И результат тот получился, что половину положили мы там людей. У нас же, разведчиков, не было такой задачи — участвовать в открытых боевых действиях. Мы же больше скрытно работали. Очень это дорогое удовольствие было для нас — потерять половину разведчиков на таком вот деле. Это, конечно, я повторюсь, глупо было сделано. Такое у меня сложилось мнение об этом.

Между прочим, в Курляндии немецкая группировка, против которой мы воевали, оказывала нам сильное и ожесточенное сопротивление. Ведь там находились отборные части немецких войск. Известно, что Гитлер им приказал: «Ни шагу назад!» Но почему немцы держали Курляндию до последнего момента? И даже, я тебе скажу, после 9-го мая они тоже сопротивлялись. Дело в том, что у немцев задумано было так, что когда наши войска будут наступать на Белоруссию и на Кенигсберг, они нанесут, мол, удар сбоку, уже сзади практически, другими словами, — потому что Курляндия все таки выше. То есть, они должны были отрезать те части, которые наступали на Пруссию. Но этого у них не получилось. А окончание войны мне запомнилось сплошной радостью. Мы всему радовались. Я радовался, что ленинградская блокада закончилась, что война, слава Богу, уже позади. Это, знаешь, все-таки большое событие было для нас.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.