06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчик — Капитон Андреевич Плакунов

Добавлено: 08.01.2014 – 10:53Комментариев нет

Он хотел стрелять, а я смотрю, ствол забит грязью. Когда я на землю после взрыва падал, все забилось грязью. Я сразу закричал: «Стой!». Взял из приклада шомпол, прочистил и говорю: «Вот, теперь стреляй». А он, как нажал, и остановиться не мог, пока патроны не кончились. Я думаю, ладно, мне не отчитываться.

Привели меня. Там какой-то чин, на меня чуть ли не матом. А у меня губы зачерствели, рот не открывается. Я ему говорю, что прежде чем спрашивать позови сестру, видишь же в каком виде я. Он понял, что я пока ничего говорить не буду.

Прибежала девчонка, меня чем-то намазала. Мне вроде бы легче стало. Я говорю, что иду из тыла врага к себе в часть. Ко мне дозвониться можно только в штаб военно-морской базы в разведотдел. Они позвонили. Потом меня спросили, что я видел. Я рассказал, где немцы везли мимо нашей группы боеприпасы, еду. Они мимо нас проехали на подводах. Мы их обошли и пошли дальше. У нас была задача, что даже бумажку, после себя в землю закапывать. Чтобы никаких следов.

Этот чин позвал кого-то. Сказал ему, чтобы меня отвели к повару. Только говорит не давай ничего густого, а то желудок не примет. А я-то уже кусок хлеба съел. Мы с почтальоном пока шли, я его спросил, есть у него что-то поесть. Он сказал, что на день ему дали горбушку. Я и попросил дать мне немного. А засунуть ее в рот не мог. Кусочками небольшими отрывал и ел.

Привели меня к повару, у меня котелка своего не было, налили мне в котелок, я поел. Повар говорит, что вот у него кровать, только она без матраца, ложись, все равно не на земле. Я лег и заснул. Столько дней мы не спали. Только подремлешь и опять вперед. Только заснул и меня будят. Пошли, говорят, за тобой машина приехала. Иду, смотрю, меня ждут. Я мешок в машину бросил, автомат положил, и поехали мы в Геленджик. Ехать мне не очень хорошо. Я встал, на кабинку облокотился, чтобы ветром обдувало, и не так больно было.

В Геленджик на Толстый мыс, в разведотдел приехали, сразу мужики меня обступили:

— Рассказывай, мол, чего?

Ну, я рассказал, где были, что делали, как шли, все.

— Раз рассказал, вот тебе бумага, садись и пиши.

Правда, они мне бутерброд дали сначала. Боеприпасов у нас много было, а есть нечего. Я пока писал, уже опять ночь наступила. Мне сказал начальник, я уже не помню, какое звание было у него:

— Иди на пирс, где катера, к дежурному, пока ты идешь, мы дадим распоряжение, и они тебя на ту сторону (мне нужно было на Тонкий мыс) переправят.

Пришел туда, а там какой-то начал из себя строить. Я ведь пришел как ободранец, с мешком, с огромным сидором и командовать начал. Я говорю ему, что если он сейчас не отправит меня, то я пойду еще раз к начальнику разведки. Если не хочет, то пусть отправляет меня. В общем, согласие мы нашли. Он подчинился. Выделил маленький посыльный катер, на котором один моторист и я. Мы быстро на ту сторону переправились. А все это происходит зимой, стемнело быстро. Я поблагодарил моториста и пошел по территории, которую мы облазили всю кругом и на пузе, и бегом.

Мне нужно на другую сторону, к морю, где наш каземат. Иду, там часовой спрашивает:

— Стой, кто идет?!

— Свои.

— Я знаю, что свои, говори, кто!

— Краснофлотец Плакунов с задания вернулся.

— А, давай, проходи.

Иду дальше, там часовой у штаба, тоже ему доказывай, кто ты. Но сразу проводили меня и тоже начали расспрашивать. Позвали кладовщика, принесли большую банку мясных консервов и кружку. Говорят:

— Ты рассказывай и ешь.

Я и сижу, говорю и ем, говорить, ведь не идти и не ползти. Рассказал, все как было, позвали фельдшера. Говорят ему:

— На твоего клиента, а то у тебя никого не было, бери его.

Только я лег, и тут же заснул, уже потом слышу, кто-то стонет, думаю, кого-то еще привезли, а это один из наших — ноги обморозил. Я ему говорю: «Что ты стонешь, стони потихоньку». Разругались, ну это мелочь. Спросил у него, все ли дошли. Больше потерь не было, как обошли меня немного стороной и до самого Тонкого мыса и шли.

А утром, опять машина. Погрузили нас, и снова в разведотдел. Когда приехали, мне говорят, ты уже отмеченный, сиди на машине, тебе там делать нечего. Остальные, кто остался — бумаги писали, говорили, что как. Затем в бане помылись, новое обмундирование получили.

Я в санчасти сидел, мне надоело там одному. По вечерам всегда песни поют, байки рассказывают. А это что? Я и говорю, переводите меня на мой топчан. Девчонки мне одному туда в котелке первое и второе, хлеба носили с доставкой на дом. Потом ребята прибежали, которые в госпитале были. И разговор, что пойдем всей группой на Малую землю.

Устроили нас, комиссар сказал, чтобы больным, у кого кишка тонка, после роспуска в строй не ходить. У нас один такой попался, остальные все опять на построение. Написали что-то вроде рапорта, что мы такие-то идем в бой. Каждый подходил и расписывался. Этот кусок толстой бумаги в Геленджике был, в краеведческом музее.

Клятва куниковцев, подписанная ими перед десантом

Мы получили приказ командования нанести удар по тылу врага, опрокинуть и разгромить его.

Идя в бой, мы даем клятву великой партии Ленина в том, что будем действовать стремительно и смело, не щадя своей жизни ради победы над врагом.

Волю свою, силы свои и кровь свою каплю за каплей, мы отдадим за жизнь и счастье нашего народа, за тебя горячо любимая наша Родина.

Нашим законом есть и будет движение только вперед.

Мы победим!

Да здравствует наша Победа!

А, раз такое дело, мне не надо и говорить, что еще я больной. Так и пошел, правда болячка была, губы болели, лицо тоже, но зато стал гладенький, розовенький, а то был загорелый, а стало все белое. Ничего, прошло. Много всего было, лучше это не повторять.

Капитон Андреевич Плакунов

Капитон Андреевич Плакунов

— Сколько всего у Вас было ранений?

— Контузия была и, когда подорвался и обгорел, а больше не было.

— Какого рода задачи вам приходилось выполнять, и сколько было таких заданий?

— Нашей группе разведчиков было поручено нанести удар по вражескому гарнизону, расположенному в Южной Озерейке. Группу возглавлял старший политрук Либов.

По данным разведки в Южной Озерейке находилась немецкая комендатура. Наша группа была разбита еще на 3 группы: 1-я шла к дому коменданта, 2-я к комендатуре, 3-я блокировала огневые точки, расположенные вдоль побережья. Я был во 2-й группе. На вооружении у меня был ручной пулемет ДП. Когда началась стрельба в доме коменданта, окна комендатуры мы забросали гранатами, немцы стали выпрыгивать из горящего здания в окна. Нам же пришлось успокоить их огнем из автоматов и пулемета. Бой был скоротечный, минут 30. Когда мы вошли в дом, то увидели более 20 убитых немецких солдат и офицеров.

По выполнении задания, группа отошла в условленное место, погрузилась на катера и ушла на свою базу в Геленджик. Это происходило в сентябре 1942 года, когда я служил в разведывательно-диверсионной роте Новороссийской военно-морской базы. Подобных операций было более 102-х.

Компания у нас подобралась, как говорится, что надо. Гриша Белоглазов, Паша Потеря, Дима Гапонов, Борис Беньковский, Николай Романов, чуть позже пришел политруком одной из групп земляк горьковчанин Николай Васильевич Старшинов. Ребята все хваткие, сообразительные.

Еще одна задача у нас была — приникнуть в тыл противника, разведать долговременные огневые точки, по возможности захватить пленного. Возвращение через двое суток. Захватив с собой по ящику патронов и гранат, мы отправились на задание. В километре от берега перешли в шлюпки. На берегу пусто. Быстро в горы. Я в метрах в 20 впереди, за мной с короткими интервалами две группы. Наконец, нашли тропинку, но она вскоре свернула с нужного азимута, опять пошли целиной. Уже к утру обосновались на намеченной высоте. А с рассветом ахнули от опасного соседства. Слева от высотки в лощине человек тридцать вражеских солдат под руководством лейтенанта оборудовали огневую позицию. В бинокль хорошо различались даже лица. Они орудия стали устанавливать только на второй день.

Примерно в километре впереди изредка вела огонь тяжелая минометная батарея. В тылу высотки мы с Гришей Белоглазовым обнаружили пулеметный дзот, из которого простреливалась лощинка, выходившая к морю. По наблюдениям в дзоте обитали три солдата.

Было видно, что немцы еще не пуганные. Они то и дело выходили на воздух, громко переговаривались с очередным часовым, из амбразуры ночью мерцал свет. Вот здесь и решили на обратном пути брать «языка».

К дзоту подползли где-то часов в 10 вечера. Часовой, прохаживаясь по узкой тропинке, что-то наигрывал на губной гармошке. Мы его с Потерей взяли. Другие ребята ворвались в блиндаж. Там один из немцев попытался бороться, его сразу же ударом ножа свалили, другой поднял руки. Руки ему связали, кляп в рот поставили и быстро к морю. Дали сигнал, чтобы нас забрали. Шлюпок ждали минут сорок, но нам это время показалось вечностью.

Паша Потеря у нас шутник был, говорит: «Ну, что, братва, потерь нет, и кроме фрица, никто не плачет:»

Видно напряжение было настолько велико, что немцу и в кубрике забыли вынуть изо рта кляп. То ли от испуга, то ли от удушья у него по щекам катились крупные слезы.

Солдат хотя и был тезкой Гитлеру, звался Адольфом Дранке, оказался немудрящим фрицем. Их только что сменили, он почти не знал обстановку. Через четыре дня группа пошла за более «капитальным» языком. Решили брать только офицера.

На третий день, когда мы должны были выйти на побережье, удалось обнаружить радиометрический пост под командованием оберлейтенанта. Взяли его под вечер.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.