06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Кавалерист — Владимир Дмитриевич Ефремов

Добавлено: 06.02.2014 – 12:52Комментариев нет

Ефремов Владимир Дмитриевич

Слева на право. гв. сержант Самойлов — командир отделения ручных пулеметов, гв. казак Ефремов, гв. сержант Пичугин — 1-е номера пулемета «Дегтярев». 1945 г. Румыния г. Рымнику-Сэрат.

Возвращаясь к моему отдельному противотанковому дивизиону, там были люди с Хопра, и они отличались. Я-то сам был с низовья, ведь казачество делилось на верховых и на низовых, это были верховые. Они пели даже по-другому, и говор у них был немного не тот. Я у них научился петь казачьи песни.

Там, я и научился по-настоящему ездить на лошади, когда на переформировке стояли. Это очень тяжело — по-настоящему научиться ездить на лошади. Попался нам командир отделения из кадровых, я уже был раненый, а он еще нет, а у нас считалось, если раненый — это уже старик. Он нас гонял. Я-то думал, что я лошадь знаю.

Мы стояли лагерем в лесу около Каменск-Шахтинского, и лошадей на ночь на выпас гоняли. Каждый взвод пас своих, надо их на водопой вести, а они все рыжие, мне надо найти свою кобылу. Не могу найти по первому времени и всё! На лошадях бирка в гриве и на хвосте, и вот я пока найду бирку да гляну. Там на бирке — кличка лошади. У них клички давались по особым законам, а мы их по-своему звали. Я Машкой называл свою, она откликалась, но потом уже. Они за ночь пропасутся, уже у них резвость появляется, и не хочет подходить, а она без ничего, мне надо поймать. Недоуздок надет, но все равно, к ней подходишь — она отходит, хлеб ей даешь — она сожрет его, и не дается. Это потом уже мы общий язык, я научился узнавать свою лошадь — по глазам, копытам, хвосту. Если три раза чистить свою лошадь во все уголки — и между ног, и глаза протирать, и меж ушей — вот когда я узнал! Вот тогда и она меня признала, и мы с ней подружились.

Очень тяжело было проходить конную подготовку. Каждый день учеба. Лошадей пригнали, а мы должны их поить — там речка — надо было где-то 1,5 км ехать без седла, а без седла ездить, если немного то ничего, а если много — то это чего! Да еще когда ты едешь в колонне, когда шагом — то ничего, трясет, держаться надо ногами, а сил в ногах нет. Дело доходило до того, что я в кровь разбивал заднюю часть. Никаких больничных не давали. Кальсоны аж прилипали. Чтоб по-настоящему нас выучить, не менее 2 часов в день мы выходили ежедневно на корт — площадка для каждого отделения была, и по середине был круг диаметром метров 30. Посредине командир отделения с плеткой, и мы вокруг него ездили. Это была учебная езда, очень тяжелая, и выполняли команды: вольт направо, налево. Это повороты круговые — петля. Самое страшная команда была — брось стремя и учебная рысь. Стремя бросаешь, а на седле держишься исключительно за так называемые шлюзы — внутренняя часть бедра. У кавалеристов там даже нашиты на галифе кожаные вставки — в конном спорте. Ведь не зря же нашиты — эти места они трутся так, что можно без штанов остаться. Эти тренировки вырабатывали силу мышц бедер, в конце концов у меня задняя часть превратилась в подошву, как на подошве кожа, я мог не только на лошадь, а на любой забор залезть и сидеть.

Кавалерист должен держаться бедрами до колен, а ниже колена нога должна играть, она для управления лошадью. Вот как говорят: поводья у лошади — на бричке, если повернуть направо — тянет направо, налево — тянет налево. У кавалериста этого нет, он не тянет, ведь рука-то у него левая одна, правая — свободная. Стоит мне только наклонить и взять каблучком, управлять шинкарями, повод можно даже бросить. Я научился не только делать любые приемы джигитовки, я мог соскакивать и опять подниматься, мог наклоняться и с земли поднимать любой предмет, мог делать ножницы на полном скаку, и пересаживаться спереди назад — снимать карабин. Вообще у нас были и карабины, и автоматы. Так вот, снимать карабин или автомат и стрелять сзади наперед. Подготовка была хорошая. Сила этих мышц была до того развита, что я мог человека задавить, если он попался. Ноги натренировались, и это очень пригодилось. Были моменты, когда мы не слезали с седла неделями.

Насчет организации 5-го корпуса. 4-й корпус гвардейский, когда был под командованием Кириченко генерал-майора, а потом с него две казачьи дивизии Донские выделились, и образовали 5-й Донской казачий кавалерийский корпус под командованием генерал-майора Селиванова, потом стал Горшков. Так вот, корпус наш прошел, если взять по штабной разметке 9 000км! Все на лошадях. Кавалерийские корпуса в Красной армии и они выполняли особую роль — считались элитными войсками и были в резерве главного командования. Элитность заключалась в том, что необходимо было немцу заходить в тыл, окружать котлы. А кто это сделает лучше, чем кавалерия в соединении с танковыми частями.

Схема была такая. Немцы занимают оборону. Пехота, артиллерия и авиация пробивают брешь, и тогда в нее кидается ударная группировка — обычно наш корпус и обязательно совместно с танковым или механизированным. Танковые соединения особенно были эффективны в применении с кавалерией, как ни странно… Впрочем, и не странно. Вот представить, если пехота сопровождает танки, то ей нужны машины и дороги, а мы можем без дорог, как и танки. Конно-механизированные группы — они очень большую роль сыграли во второй половине войны. Конницы было мало, но она свою роль сыграла, особенно на юге. На севере и под Москвой тоже были кавалеристы, но там потяжелее, на юге немножко было легче.

Мы не даем подходить к нашим танкам, проникаем дозорами и разъездами в глубину, и развиваем панику, нападая на штабы, обозы и т.д. Иногда были случаи, когда мы по занятому немцами селу просто проскакивали на лошадях. Прокричим, да в лампасах еще. Не всегда это было удачно. Неудачно в отдельных моментах.

Из Кизлярских степей и Ростовской области наш корпус потом направили на Курскую дугу, но в боях мы не участвовали, а были только в 3-ей полосе обороны. Оттуда к Днепру, Запорожью, и дальше уже Украина, Молдавия, Румыния, Венгрия и Австрия. Окончили мы войну в австрийских Альпах. Мы не дошли до соединения с англичанами 80 км. Они по ту сторону находились.

— Атаки в конном строю были?

— Описывается, что в 41 году широко применялось, но и мы в конном строю в атаку ходили, тогда, когда было безвыходное положение. Вот едет наша колонна, а мы часто ходили в рейды, по тылам противника. Впереди головной дозор, уже темнота и впереди начинается стрельба. Что нам делать остается? Даже команды нет, мы рассыпаемся кто-то с шашками. Хотя мы их прятали на подводу. Они нам мешали, нас заставляли, чтоб мы их с собой на лошади возили, а мы снимали. Мы кинулись врассыпную. Я предпочитал с лошади стрелять, так как у меня наган был, как у первого номера, и с лошади я стрелял, и не только я. Мы кинулись, а там оказалась речушка, мы то не готовились. Много мы потеряли. Там два пулемета стояли на мосту, хорошо, что темновато было — еле ноги унесли. Мы спешились и опять пошли, надо же выручать своих, и опять неудачно, там убили моего лучшего товарища Лебедева, тоже пулеметчик.

Утром танки подошли, мы сели на танки. В это село въехали, это было в Венгрии, там наш конный разъезд лежал весь расстрелянный. Я впервые в жизни… я много читал о зверствах, а видеть мне впервые пришлось — звезды вырезанные на спине, штыками поколотые, но уже мертвые. Оказывается, стояла колонна, это уже рассказывали пленные, темно, а разъезд наш — мы, как всегда, русские, доверчивые что ли такие, когда все хорошо — они подумали, что это наша колонна и подъехали к ней, а оказалась немецкая колонна. Стычка — лейтенант и 11 казачков, он рубанул одного немца напополам. Они сначала постреляли наших, а потом, видимо настолько они обиделись. Это вот неудачная атака была.

В Румынии были удачные бои, там сдавались румыны, с ними воевать полегче. Когда разбивали вражеские соединения, они разбитые уходили мелкими колоннами, группами, их надо было найти, в этом отношении кавалерия была незаменима. Мы конными разъездами их искали и собирали. Однажды в Карпатах смерти в глаза я нигде не смотрел ближе, как там. В Карпатах разбили Яссо-Кишиневскую группировку. Там очень много немцев бегало, фронт ушел, а немцев в горах шаталось еще много. Нас кинули прочесывать, группа человек восемь была. Нам сказали, что вот туда вроде четверо немцев по этому ручейку пошли, а рядом горы и лес. Мы погнались, никого не нашли. Возвращаемся назад, и опять это наше русское авось — едем, оружие уже за спину, курим и разговариваем. Вдруг я как глянул вправо, а этот ручей метров 10-15, а потом начинался склон горы и там лес. Глянул — метров 5-8 от меня дерево, и на меня наставлен карабин, а автомат у меня за спиной. Я как заорал: «Немцы!» И кувырком — научился уже. Но он бы успел убить, если бы стрельнул, он просто не стал стрелять. А чего ему стрелять, но зачем тогда наставлять? Я успел, пока с лошади спрыгнул, автомат схватил — я б их убил, их двое было. А они побросали винтовки и на задницах съехали вниз. Я как схватил этого…как стал бить его! Меня еле оттащили.

— Помните, как первых немцев увидели?

— Помню. Ну, как их увидишь? Сказать, что я увидел немца и в упор застрелил — я этого не могу. Я все время участвовал в коллективных операциях. Был такой случай, когда стрелял с крыши, я увидел, когда дал несколько очередей — тот упал, так что наверное убил. Не знаю, кто там был. У нас был еще случай, когда мы 40 человек уничтожили полностью почти — румынский батальон или полк, не знаю, больше 500 человек. Гвардейский полк, почему гвардейский? Потому что они были в меховых папахах.

Я написал про это заметочку даже. Очень интересный случай был. Есть у меня несколько еще написанных историй, связанных с военным трибуналом и штрафными батальонами.

— Вы сталкивались с ними?

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.