06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Летчик-штурмовик Хухриков Юрий Михайлович

Добавлено: 21.12.2011 – 11:48Комментариев нет

Пару раз нас достали. На двадцать восьмом вылете в плоскость попал снаряд. Чудом долетели — дыра в метр была. Если попадает пуля — возникает запах жженного железа. Я почувствовал. Голову повернул — вот она дыра. Но повезло мне — взрывная волна и осколки пошли к стрелку. Ноги ему изуродовало. Сигнализацию порвало. Подлетаем под Виттенберг. Я заруливаю, выключил мотор, выскакиваю на плоскость — стрелок, Виктор Шахалев, 1926-го года сибиряк, лежит. Прибежали ребята, выдернули его. Еле-еле ноги спасли. Но оказалось, что и меня зацепило. Осколок затылок царапнул. Где уж он проскочил? Хотели положить в госпиталь, а я отказался. В Виттенберге для меня окончилась война. 84 вылета сделал.

В конце мая 1945-го года у нас собирают из полков нашей дивизии на Парад Победы. Отобрали ребят под метр восемьдесят и в Кенигсберг, где начали муштровать. Сержант попался — блистательный строевик. Вот он нас гонял. В начале июня нас сажают в эшелон и мы двжемся в сторону Москвы. Здесь из нас сформировали сводный батальон летчиков Третьего Белорусского фронта. Командовал нами генерал Прутков, командир первой гвардейской Сталинградской штурмовой дивизии. Нам выдали френчи сапоги фуражки. Хорошо, весело, нормальная атмосфера. Жили в Чернышевских казармах, недалеко от Шаболовки. Ходили где? ВДНХ, у Крымского моста и еще кое-где. В столовой — Ворошиловский паек: белый хлеб на тарелках. Надо сказать, что на фронте тоже кормили отлично. Парад был 24 июня. Попал я и на банкет.

— Вы летали ведущим или ведомым?

— На фронте сначала все ведомые. Я с Васей Мыхликом вылетов 40 сделал. Он улетел в Москву за Звездой и приехал только в конце апреля. Я уже стал ведущим. Последние два вылета я уже вел восьмерку — считай эскадрилья. Это было 8е Мая. Первый вылет в 10 часов утра, и второй около 2 часов. На Земландский полуостров. В самый угол отработали. Прилетели. Нас заправляют на третий вылет. Выруливаем. Ждем команду. Бежит начальник штаба Борков Николай Иванович: «Юра заруливай. Все! Конец!» Повыключали движки, отстрелялись с радости. Конец войне! А потом долго и много летал на ИЛах, МИГах.

— Говорят, что на погибшего летчика приходиться 7 погибших стрелков? Так?

Ил-2 (указан стрелкой) выходит из атаки

Ил-2 (указан стрелкой) выходит из атаки

— Нет. Сейчас объясню. У нас 105 летчиков погибло и 50 воздушных стрелков почему? Потому что полк воевал от начала до конца войны. Первую половину войны на одноместных самолетах. А вторую половину войны — на двухместных. И погибали они, в основном, вместе. Летчик в штурмовой авиации по статистике успевал сделать по 7-8 вылетов и погибал. Такая статистика.

— Истребители прикрывали?

— Всегда. Очень часто во время Прусской операции нас прикрывала «Нормандия-Неман».

— А задание выполняла восьмерка?

— Необязательно. В зависимости от задач.

— Какие задачи ставили чаще?

— По переднему краю. Я был на рекогносцировке, пешком один раз. Так пехотный командир говорит: «Вы, ребята не стреляйте. Прилетайте и обозначьтесь. Достаточно. Ну, а если отработаете — всегда желанными гостями будите!» Топил корабли в портах, 4 раза на аэродром ходил. Это страшное дело! Они прикрыты. По танковым группировкам работали. Ну, туда армии — сотни самолетов, направляются, чтобы все стереть с лица земли.

— А самое опасное зенитки или истребители?

— Зенитки. Вначале войны, конечно, истребители доконали штурмовиков. А в конце войны — зенитки. Это страшное дело! Стоит несколько десятков штук МЗА и все дуют в одну точку. А кругом еще черные шапки от СЗА. Летишь и не знаешь, какая тебя … поцелует. Конечно выполняли противозенитный маневр.

Обычно летели 50 на 30 — 50 метров интервал и 30 дистанция. При подлете к линии фронта мы рассредоточивались — интервал метров 150. И бросали машину в стороны. Потом становимся над целью в круг и работаем. Маленькие прикрывают. Вот такая механика.

— Сколько заходов?

— Опять все зависит от ситуации. Противодействие бывает такое — не приведи Господь! Тогда только один. Все сразу выкладываешь — РСы, пушки, бомбы. Если противодействие не сильное, то тогда несколько — 4, 6 раз. Ведущий отходит змейкой, позволяя ведомым подтянуться. Приходили на цель строем, если позволяла погода на высоте 1200—1400 метров, и уходили после сбора тоже строем на той же высоте.

— Какое самое уязвимое место у Ил-2?

— Двигатель. Плоскости — это более или менее. Если попадает в бензобак — это тоже не страшно, почему? При подходе к цели мы открывали баллоны с углекислым газом, котором заполняли пустое пространство в бензобаках. Если пуля пробивает фюзеляж, попадает в бензобак, то протектор затягивается, бензин не выходит из бензобака и паров нет следовательно нет и загорания.

— На сколько эффективны РСы?

— Снаряды были 82-миллиметровые. Работали ими, конечно, по площадям. Но на переднем крае куда ни брось — всюду цели — так плотна концентрация сил и техники. Работала группа — один не попал, другой обязательно попадет. Брали и РС-132, но только 2 штуи.В этом случае и бомб брали меньше — 200 кг Как правило, брали РС-82, иногда их 16 штук ставили.

Летчик-штурмовик Хухриков Юрий Михайлович— А 37-миллиметровые пушки ставили?

— Ставили две пушки 37-миллиметровые, по 40 снарядов на пушку. Я не летал на таком. Они не пошли.

— Немецкая пехота была хорошо прикрыта?

— Прикрывались одним манером — сосредоточением противовоздушной обороны. Не просто одиночные орудия, а сосредоточенные в квадратах. Я иногда насчитывал до 40 пушек — сплошная струя идет. Особенно опасна МЗА.

— Атаки производили с пикирования?

— Всегда с пикирования, 30-40 градусов. На большом угле не успеваешь отстреляться. 30-40 градусов — тот угол, который обеспечивал полное использование всего комплекса вооружений.

— Пользовались ПТАБами?

— Да. Порядка 280 штук брали. Были бомбы 25-килограммовые, 50-килограммовые и 100 килограммовые — 4 бомба-люка, 600 килограмм бомбовая нагрузка. Бомбили с высоты не менее 1400—1500 метров. Если облачность низкая, 400-600 метров, то ставили взрыватели замедленного действия.

— Сколько, примерно, вылетов в день приходилось делать?

— Иногда 3… но это много. Много.

Если скажут, что не было страшно — врут. Момент ожидания — самый страшный и неприятный. Например говорят:"14.00 аэродром такой-то". Сидишь — 14.00 — нет. 14.30 — нет. 15.00 — нет команды! Или сидишь в кабине, ждешь ракету, а ее нет. Начинают ходить ноги. Начинается самый настоящий мандраж . Гарантий-то никаких нет, что тебя там не подшибут. Когда ракета взвилась голова начинает работать в другом направлении — уже отключился. Потом неприятное состояние, когда к цели подошли, а в атаку не идем. Тебя встречают-то заранее и бьют. Пошли в атаку — все, пилот в работе, ищет цель, жмет гашетки, РСы, пушки, пулеметы, «сидор» дергает (аварийный сбрасыватель бомб АСШ-41 — авиационный сбрасыватель 41. Бомбы можно сбрасывать от кнопок, но если хочешь их сбросить все сразу, то дергаешь за рычаг).

— Как оценивалась эффективность вылета?

— У каждого был кинофотопулемет, когда ты ведешь огонь из пушек, кинофотопулемет работает. Если ты поджег машину — это будет зафиксировано. Если по танку работаешь — тоже будет. Кроме того у воздушных стрелков ставили плановые фотоаппараты. На группу их было обычно пара. Он охватывал большую территорию, и потом когда приземлялись, пленки печатались. Кроме того, подлетая к линии фронта связывались с наводчиком, обычно представителем авиадивизии. Мы его уже знали по голосу. Он нас наводил буквально: «Ребята еще немножко, правее. Ага. Можно». Давал отмашку на атаку. Подсказывал куда ложатся бомбы. На втором заходе вносил коррективы. Его подтверждения учитывались.

— А как проходил ввод в строй молодых?

— Как обычно. После училища летчики попадали в запасной авиаполк. И проходили там краткий курс боевого применения. Бомбометание и стрельба по наземным целям из пушек и пулеметов. Прилетал купец и мы считалось, что мы относительно готовы к боевой работе.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.