06.06.2016 – 12:39 | 6 комментариев

Мы знаем, что враг наш злобен и беспощаден. Мы знаем о зверствах, которые чинят немцы над пленными красноармейцами, над мирным населением захваченных сел и городов. Но то, что рассказал нам ...

Читать полностью »
Совинформбюро

Всего за годы войны прозвучало более двух тысяч фронтовых сводок…

Публицистика

Рассказы, статьи и повести о Великой Отечественной войне….

Документы

Документы из военных архивов. Рассекреченные документы…

Победа

Как нам далась победа в Великой Отечественной войне 1941—1945…

Видео

Видео исторических хроник, документальные фильмы 1941—1945 гг.

Главная » Победа

Разведчик — Спиндлер Владимир Михайлович

Добавлено: 12.01.2012 – 13:32Комментариев нет

Много было там операций. Мы стояли под Синявино до января 1944 год, когда была окончательно снята блокада. Мгу мы взяли 21 января 1944 года. Этот день считается днем окончательного снятия блокады Ленинграда, в Москве был дан салют, мы почувствовали вкус победы, но благодаря чему была освобождена Мга? Что предшествовало этому? Действия разведки, бои местного значения, когда от каждого полка действовало по батальону, или от каждого батальона по роте. мы вели настоящее наступление, а они отбивались. Были разведки днем, когда мы, разведчики, подсказали командованию, что ночью немцы ухо держат в остро, пускают ракеты, а днем они теряют бдительность и отдыхают. И вот мы решили сбегать к немцам — хорошенькое дело, сбегать — днем! Разведгруппа была собрана, человек 20, и по команде мы все выскочили из нашей траншеи, пробежали нейтралку (она была проверена, что там нет мин), и ворвались к немцам. Для немцев этот наш бросок был неожиданным, так как мы знали, что у них там обед — до этого мы подслушивали, что у них в это время котелки стучат. Так что у них там остался на тот момент в траншее один наблюдатель, а они все вместе весело пошли обедать. Мы ворвались туда, схватили этого наблюдателя, притащили его живьем, и вернулись без потерь. Вот вам была неудачная операция, а эта — пример удачной.

В ночь с 19 на 20 января 1944 года — почему мы перешли в наступление? Потому что четырнадцатого числа из района Ораниенбаума по немцам был нанесен сильный удар — 2-я Ударная армия, и немцы там отступали. Но это еще далеко от нас, там, на Финском заливе. Но в ночь с 19 на 20 января мы, как всегда — мы редко ночь пропускали, пошли на разведку. В эту ночь я шел вместе с разведчиками. Когда мы вползли туда, мы увидели, что немцев-то и нет. И в ту ночь они не пускали ракеты, как обычно. Мы походили по первой траншее, дошли до второй — и поняли, что немцев нет. И тогда я вернулся в нашу первую траншею, и доложил командиру полка, что немцы отошли. Он не сразу поверил. Не сразу. Когда мои разведчики вернулись, то солдаты, кто был на передовой, уже стали ходить во весь рост, как в мирное время. А я в это время побежал к комполка, и с пеной у рта стал доказывать, что немцы ушли. Он стал запрашивать командиров рот и батальонов, и они подтвердили. И тогда он дал приказ вперед. Мы вышли из болот и пошли вперед, на Мгу. Немцы отступали — они отстреливались, но уже не так упорно, а просто прикрывали свой отход. Мгу мы заняли уже с боями, и не доходя до Мги я был ранен. Осколок до сих пор остался, и был награжден Орденом Красной Звезды, а командиру полка, за то, что первым поднял полк и первым вошел в Мгу, командующий армией еще не доходя до Мги, на поле боя вручил Орден Красного Знамени. Полк наш тоже стал Краснознаменным, на знамени ленточка. Вот так наша дивизия стала Мгинская Краснознаменная.

Когда меня ранили под Мгой, я из дивизии не ушел. Вообще на Ленинградском фронте я был три раза ранен, и я никогда не уходил, ни в медсанбат, ни в госпиталь.

После Мги немцы выравнивали фронт. У них не получилось так, чтобы они нам оказывали большое сопротивление, потому что у нас был наступательный порыв, мы были довольны своими успехами и конечно, их выбивали. Немцы за Мгой сбросили нам десант — самолет бесшумный, сбросил парашютистов. Десант был переодет в нашу форму, и десантники были из числа тех наших солдат, кто попал раньше к немцам в плен. А поскольку они были нши воины, хотя и попали к немцам в плен и сотрудничали с немцами, готовились, некоторые из них стали сразу сдаваться. И мы таким образом обнаружили, что сто человек было сброшено. И контрразведка полка выловила всех этих парашютистов.

И к двадцать пятому числу мы вышли в Тосно. Мы наступали по пути из Ленинграда в Москву. И немцы, не оказывая серьезного сопротивления — у них сил уже не было. В Тосно мы оставили батальон для несения комендантской службы, а сами пошли в сторону Вырицы. Там мы захватили много трофеев, несколько сот пленных. Короче говоря, столько трофеев, что мы уже и не могли наступать — надо было это все переварить. После этих боев нас отвели в поселок Рыбацкое, на доукомплектование, там мы простояли недели две, а потом воевали под Нарвой. Там были очень тяжелые бои. Под Нарвой меня ранило осколком снаряда в голову. Меня подстригли наголо, перебинтовали. Но меня никогда не тянуло идти в тыл, в госпиталь. У людей разные бывают понятия. У меня в бою был один случай — один мой солдат, нацмен, то ли таджик, то ли киргиз, отступал. Я его спрашиваю: «ты куда?» — «А я, товарищ командир, ранен» — «А куда?» — «А вот» — и показывает на мочку уха, так кровь. Он уже ранен, он выходит из боя. Бывают и другие люди, кто ранен, не ранен, а продолжают сражаться. Кто-то счастлив, что ранен, и его отправляют в госпиталь — месяц, два, а все равно передышка. Как у кого складывается судьба. Но я никогда не уходил, и не стремился, хотя были две контузии тяжелые. И все равно оставался в этом полку.

Там немцы хотели остановить, чтобы оттуда обстреливать Ленинград. Расстояние там было такое, что они еще могли держать Ленинград под обстрелом из дальнобойных орудий. Они там держались здорово. Была там даже такая ситуация, что знамя нашего полка оказалось под угрозой, пришлось биться, отстаивать его. И там получилось так, что мы понесли очень тяжелые потери, пока нас оттуда не вывели. Держались там, как могли.

Бои в Выборгском заливе

После Нарвы были острова Выборгского залива. 124-я дивизия маршем из-под Нарвы туда направилась. Нас перевезли транспортом по воде. Дивизия была нплноценная, но дивизия есть дивизия. Если в нормальном составе она имеет 10 000 человек, то на начало операции в Выборгском заливе в ней было порядка 5 000 человек — после Нарвы. Потом получили пополнение, и в таком виде она прибыла сюда, в состав 59-й Армии, чтобы вести бои за острова Выборгского залива. В 59-ю Армию входили 224-я стрелковая дивизия и 124-я стрелковая дивизия, 260-я бригада морской пехоты, и разные подразделения Краснознаменной Балтики. Мы прибыли 2 июля в Йоханнесе (сейчас называется поселок Советский). А до 2 июля уже шли энергичные бои за освободжение островов. Уже 224-я стрелковая и 260-я морской пехоты дрались. Они в основном пытались освободить главные острова 1 июля, когда мы еще шли маршем из Йоханнеса пешком в Тронгзунд. Первого числа пробовали высадиться, но не сумели. И 4 июля 224-я дивизия вела бой за освобождение Тейкарсаари с утра. Бой там сложился так, что они не достигли цели. Хотя у них там было много бронекатеров и вплоть до подводных лодок, бой сложился неудачно. Штабной бронектер погиб, был разломан взрывом пополам — то ли подорвался на мине, то ли прямое попадание. Есть описание Богданова, юнги, который принимал участие в попытке высадки 4 числа.

В этот день 4 числа утром командующий 59-й Армии приказал выделить в его личное распоряжение полк, чтобы он им командовал. Был выделен наш полк, 406-й стрелковый. Ни командир дивизии, ни штаб дивизии нами уже не командовали, что и описывает командир нашей дивизии на двух листах в своей биографии. Лично сам командующий армией, Коровников, присутствовал во второй половине дня 4 числа, когда операция 224-й дивизии окончилась неудачно. На суда посадили порядка двух батальонов и взвод разведки, который я, естественно, возглавлял. На правом фланге взвод разведки — у нас был катер, а 1-й и 2-й батальоны на тендера. Дальше. Ничего конкретного нам не говорилось. Нам надо было высаживаться там, куда нас привезут. Ничего не знали, куда идем. Вышли из Высоцка, построились в колонну. Не доходя до Тейкарсаари, километров 10, мы были остановлены. Стали напротив острова, развернулись в линию, и стоп. Командующий армией лично нами командовал — когда он нас принял, он уже был в разъяренном состоянии после утренней неудачи, и теперь на его совести было, как он нас использует. И он применил все средства, которые у него были — авиацию, артиллерию. Когда мы встали напротив острова, началась сильная артиллерийская подготовка. Эта подготовка была примерно 20 минут. Мы стояли там, солнце светило — было порядка 2 часов дня, и мы могли наблюдать, как падают наши снаряды, как пикируют наши самолеты. Они уничтожали все, что могли. Взрывы от бомб и снарядов были выше деревьев. А там лес, скалы, в северной части низменность, и там был поселок. Били также и по воде, по берегу, чтобы уничтожить мины.

Как кончилась подготовка, мы пошли вперед. На каждом судне — командир Балтийского флота, куда нас привезет, туда мы и высаживаемся. И оказалось, что разведчиков высаживали на правом фланге для занятия плацдарма. Там слева на острове была бухта — первый штурмовой батальон на тендерах должен был высадиться туда под нашим прикрытием, затем пересечь остров и развернуться на север. Рядом высаживался третий батальон, с такой же задачей, должен был развернуться на юг.

У меня, командира разведчиков, с командиром катера была договоренность — как только он ближе подойти не может, он сразу мне даст знать, я дам команду, и мы попрыгаем в воду. Когда он мне такое сказал, я дал команду прыгать, несколько наших прыгнуло, и ушло с головой. Я так сердито на него посмотрел, и он дал еще несколько оборотов. Дальше он остановился, и мы все спрыгнули, в том числе и я, а с нами был еще заместитель командира полка майор Таран. От берега было метров 10-15. Нас встречает огонь из пулеметов и автоматов, и на берег нас выбралось 4 человека — я и три разведчика. Там же камни, и мы с камня на камень перебирались, а надо же и автомат еще держать. Остальные были убиты и ранены. Катер нас высадил, и сразу ушел назад. Тендера остались, а катер ушел.

Оставьте свой комментарий!

Добавить свой комментарий ниже, или trackback с вашего сайта. Вы также можете подписаться на комментарии через RSS.

Будьте вежливы - не оскорбляйте аппонентов. Оставайтесь в теме, не спамьте!

Вы можете использовать следующие теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наш сайт поддерживает Gravatar. Для получения доступа к Gravatar, пожалуйста зарегистрируйтесь на Gravatar.